Деловой, научно-технический журнал

20 июня 2017 г., МФТР «Технопром», Круглый стол «Промышленная автоматизация, прорывные технологии. НТИ и НППА»

 

Расшифровка. Видео-запись круглого стола доступна в официальном сообществе Ассоциации https://vk.com/videos-137917912  и на youtube: https://www.youtube.com/channel/UCmuCUSIw9U3KBrNXHOUAWMw )

 

Дмитрий Бенидиктович Верховод, директор Ассоциации “НППА”:

Уважаемые коллеги! Меня зовут Верховод Дмитрий, я директор Ассоциации “НППА”. Во-первых, я рад вас всех здесь приветствовать, благодарен всем вам за то, что вы нашли время поучаствовать в нашем круглом столе. Тема наша обозначена как «Промышленная автоматизация, прорывные технологии. НТИ и НППА». Вот эта аббревиатура НППА для всех ещё в новинку, хотя этот проект уже включён в программу реиндустриализации Новосибирской области, он прошёл через комиссию вице-премьера Дворковича, но сегодня утром на пресс-конференции было объявлено об учреждении Ассоциации содействия развитию и стандартизации систем управления  «Национальная платформа промышленной автоматизации»  и учредители простым языком рассказали журналистам о том, для чего Ассоциация нужна. Этот круглый стол - для людей профессиональных, для кого «промышленная автоматизация», «IT-технологии», «Индустриальный интернет» - это не просто красивые термины, но действительно перспективные технологии, знакомые всем участникам Ассоциации и используемые ими в работе. Говорить будут люди, которые эти технологии сами создают, и цель круглого стола - представить конкретные технологии, которые по мнению учредителей ассоциации являются самыми передовыми, самыми совершенными, самыми перспективными и трендовыми, и они будут, по мнению Ассоциации, в ближайшей перспективе определять  развитие промышленной автоматизации в нашей стране.

 

 

 

Олег Сердюков, генеральный директор ГК «Модульные Системы Торнадо»:

Инициировали Ассоциацию в-основном мы (компания “Модульные Системы Торнадо”), потому что мы всю жизнь занимаемся АСУ ТП, мы занимаемся автоматизацией ответственных технологических объектов, в-основном в энергетике, и не только, и для этого разрабатываем свои продукты. То есть мы не интеграторы Siemens, Emerson или ещё кого-то, за 25 лет работы создали свои решения, свои подходы и т.д.. Так получается в нашей непростой жизни, что нет такой профессии “АСУ ТП”, в законодательстве нет программно-технических комплексов, у нас даже кода ОКВЭД нет специфического. Поэтому решили, что нужно создать ассоциацию, заявить о себе и сказать о том, что, вообще-то, цена ошибки, например, на электростанции ТЭЦ-5 в Новосибирске, наверное, всем понятна. Тем не менее - давайте, поставим туда Siemens, как много где. У этой системы управления есть прямой канал в Германию, якобы для сервисного обслуживания, и многие системы управления в нашей стране именно такие. Ситуация достаточно печальная, и при этом тренд к развитию в сторону компьютеризации систем управления достаточно очевиден, но эти компьютерные технологии несут в себе ещё и достаточно много скрытых угроз (кроме того, что унас везде импортные решения - ещё и этот фактор).

По поводу импортных решений - я, как профессионал, могу сказать, что они далеки от совершенства, потому что импорт для нас - это немцы, . Немецкой инженерной мысли всегда была характерна сложность решения, сложность механизма, точность. Это особенность их инженерной школы. Если взять тот же Siemens - у меня всегда возникаем много вопросов, зачем всё так сложно, хотя можно сделать гораздо проще. Особенность русской инженерной мысли - мы привыкли всё делать просто, понятно и максимально рационально. На чём мы фокусируемся? В отличии от многих других, мы не ставим задачей “интернет вещей”, “всё о всём”, мы конкретно фокусируемся на нижней части пирамиды автоматизации, которая является основой управления технологическими процессами. Ну и плюс какие-то технологии по интеграции с верхним уровнем. То есть мы не размазываемся по всему спектру, у нас чёткий фокус. Эта идея не на пустом месте, она базируется, в частности, на том, что в нашей компании разработан продукт - ПТК “Торнадо-N” (уже второе его поколение ис пользуется в наших комплексах), который основан на концепции “индустриального интернета”. К 2017 году под управлением этого ПТК уже работало более 200  объектов в 14 субъектах России и за рубежом (крупных и критически важных  объектов инфраструктуры – энергоблоков, котло- и турбоагрегатов теплоэлектростанций). Эти объекты генерации вырабатывают не один гигаватт электроэнергии. Наша система - это прототип, все устройства в системе являются абонентами Ethernet-сети, у нас нет контроллеров, виртуальные контроллеры - это программы, исполняемые на промышленных компьютерах. Мы производим и свои устройства ввода/вывода (серии MIRage и ioGridex) , и свои промышленные компьютеры IPC Gridex.  В этом смысле архитектура достаточно уникальная - в ней отсутствуют какие-либо специфические устройства частнофирменные, она вся построена на интернет-технологиях, на достижениях IT.   Что у нас установлено в стране и за рубежом? Красноярский блок 210 МВт (ПГУ вся электростанция), Краснодар  (ПГУ 410 МВт), в Сербии несколько реализованных проектов. Есть интересный опыт с СибЛитМашем, для их машины для литья под давлением мы за 4 месяца разработали на той же концепции систему управления.  Какие задачи мы перед собой ставим? Понятно, что основная цель любой ассоциации - объединиться для расширения рынка, получения большего объёма заказов, но инструменты, которыми мы хотим этого добиваться - это не просто объединиться с целью лоббирования, с целью того, чтобы работать в коридорах власти  Мы реально хотим создать содружество компаний, чтобы совместно создать продукт мирового уровня, так как даже продукты мировых лидеров в этой отрасли - хорошая, но она тоже далека от совершенства и даже то, что есть у нас сейчас - это не хуже, чем Siemens. Поэтому можно, не догоняя, здесь обогнать. И, создав продукт, по многим параметрам превосходящий имеющиеся решения, этот рынок и завоёвывать. Безусловно, цели, связанные с лоббированием, продвижением - они тоже в стратегии нашей деятельности будут присутствовать (без этого нельзя), но, поскольку мы всё это делаем для реального сектора рынка, то всё должно основываться на взаимодействии с заказчиком, ибо никому не нужны решения, которые не основаны на реальных потребностях. В учредителях Ассоциации мы, “Модульные Системы Торнадо” - мы из Новосибирска и мы являемся резидентами Академпарка, это “Предприятие “Элтекс” (тоже Новосибирск, производитель коммуникационного оборудования, Ethernet), и “Лаборатория Инфовотч (г.Москва,  работает в области информационной безопасности). Ассоциация зарегистрирована в марте 2017 г. здесь в Новосибирске. В таблице красным цветом отмечены те места, которые критичны, которые не очень хорошо у нас сегодня реализованы, над которыми надо поработать. Это прежде всего операционные системы, базы данных, SCADA-системы и системы CAD для сквозного проектирования. Ещё я хочу сказать, что наша инициатива имеет серьёзную поддержку на региональном уровне - проект вошёл в число флагманских проектов реиндустриализации НСО, у нас в этом направлении уже не первый год идут положительные взаимодействия,  мы получаем реальную помощь от нашей региональной

власти.

В. В той декларации целей и принципов Ассоциации в частности сказано, что вы придерживаетесь принципов свободного программного обеспечения

 

С. Мы достаточно хорошо понимаем слабые места той системы, которая у нас есть, в преломлении тех вызовов, которые у нас существуют: доверенность этих систем, безопасность. С этой точки зрения систему нужно достаточно сильно модифицировать  и, по сути дела, создавать другую систему. В этом отношении мы большие надежды возлагаем на Ассоциацию, на то, что мы будем не одни это делать. Потому, что заниматься разработкой операционной системы мы не станем никогда - это не наша задача. Если мы в это ввяжемся - мы забудем всё то самое главное, ради чего мы всё это делаем. Поэтому тут только такая кооперация возможна.

 

В. Тут Олег Викторович сказал про кооперацию

 

С. Вот это как раз на основе открытого кода и должно делаться

 

В.  В чём ваша роль в Ассоциации, какие цели ставит Инфовотч  (я так понимаю, в первую очередь в обеспечении интернет-безопасности)?

 

Наталья Касперская, генеральный директор ГК «ИнфоВотч»: Свою цель мы видим в том, чтобы давать экспертизу в области безопасности информационных технологий,  и я скажу почему. Так как я специалист в области информационной безопасности, то презентация у меня лоббистская. Какие угрозы могут быть связаны с тем, что интернет и вообще информационные технологии вторгаются в обычные решения по автоматизации, которые обычно имеют совсем другой уровень защищённости, и люди часто не понимают процессов, которые происходят.  Угроз этих много - я перечислила только некоторые - такие, как   связанные с самой информацией, нарушение конфиденциальности, возможности внешнего воздействия, программные уязвимости  (ни одно программное обеспечение ещё не написано так, чтобы в нём не было каких-либо ошибок или уязвимостей), это обработка  данных внешними пользователями. Я приведу пару примеров: атака на АСУ ТП  - хакеры подключились к сети автозаправочных станций, они получили возможность управлять ей, в частности управлять запасами бензина, отправлять сигналы об опасности, управлять денежными потоками и т.д. К слову, датчики на этой станции были подключены к интернет и они не имели защиты, то есть любой более-менее продвинутый пользователь интернет мог совершить атаку подобного рода. Второй пример - небольшой отель  в Австрии, где атака была проведена на компьютерную систему, но  в результате сработала блокировка дверей (сейчас практически во всех отелях  двери электронные и - вот представьте,  никто не мог выйти или войти в отель, пока владельцы отеля не заплатили кибер-преступникам). Это был вирус-шифровальщик наподобии нашумевшего недавно WannaCry, но без уязвимости - его не смогли расшифровать. Через несколько дней хакеры повторили атаку, но она не удалась - все дыры в системе уже были закрыты. Это примеры показывают уровень сращивания ИТ-систем и  привычных нам кибернетических систем. И последний пример - атака вируса в 2016 г. - она на некоторое время вывела из строя даже twitter. DDos-атака с помощью миллионов IP-камер по всем Штатам положили крупнейшего  провайдера. Похоже, что атака была проведена с целью проверить возможности проведения DDoS-с помощью интернет-устройств. Отчёт компании TrendMicro говорит, что в мире сейчас миллионы  незакрытых для атак датчиков и других интернет-устройств. Это связано с тем, что массовым распространение  “интернета вещей”. Это сейчас такая модная тема, которая распространяется как пожар,  все пытаются быть на пике, чтобы получать новые возможности,  но привычный для нас цикл (я уже больше 20 лет работаю в сфере информационной безопасности) нарушен. Обычно сначала появляется новая технология, потом - угроза, с ней связанная, и в это время появляется средство защиты. В случае с “интернетом вещей” (посколько технологий и протоколов много и все они разные)  универсальной защиты нет. Поэтому мы имеем дело с такой дырой, с большим количеством информационных технологий, которые не имеют никакой защиты вообще.  Если сравнить, как системы безопасности устроены в обычных ИТ-системах и как они устроены в АСУ ТП, то выясняется, что там разный жизненный цикл, что какие-то технологии, которые просто реализовать в ИТ-системах - в АСУ ТП реализовать гораздо сложнее.    Допустим, установка обновлений (патчей) - в случае ИТ-системы это элементарная вещь, которая автоматически распространяется и т.д., то, допустим, в энергетической сложной системе (она закрытая) - эта операция происходит совсем по-другому.   Возникает такой “треугольник непонимания” - производители,   которые инфобезопасностью занимаются, но постольку-поскольку, т.к. для них это не основное направление (я у 2х была на конференциях - один из них  говорит: “у нас с инфобезопасностью всё хорошо”. я спрашиваю: “Были ли атаки?”. Они отвечают - да, была атака на нефтяной станции, мы за 7 дней обезвредили вирус. Представляете, если в результате атаки вируса будет 7 дней лежать какой-то критически важный объект?); производители средств инфобезопасности, которые не понимают, как устроены АСУ ТП, что в них есть свои средства защиты (главное, что они говорят совершенно на другом языке, чем производители АСУ ТП); потребители, которые боятся, не понимают угроз и при этом тоже, конечно, не являются специалистами в области информационной безопасности. На это всё накладывается внешняя канва - то, что нет единых стандартов (есть несколько стандартов, они совершенно разные и они зачастую противоречат друг другу, требований к защите нет единых, понимания потребителей нет и реальных разработок тоже нет или мало).    В этой каше мы и вступаем в мир “индустриального интернета” - надо понять, как это делать. Понятно, что нужно создавать стандарты, совершенствовать законодательство, обеспечивать импортозамещение и т.д. Платформа НППА была создана как раз с той целью, чтобы эту кашу попытаться привести в какое-то соответствие -чтобы ИБшники наконец стали разговаривать с технологами, постарались свести какой-то общий язык, чтобы мы как-то достучались до законодателей, до потребителей, чтобы они тоже понимали.  Мы создаём платформу и реализовываем на ней защиту . - если у нас получится, то мы сможем сделать огромный прорыв и  сможем обеспечить действительно защищённую систему.      

 

В. Я в очередной раз убедился, что Наталья Ивановна действительно гуру в области информационной безопасности. Речь шла о т.н. “доверенной среде”  и понятно, что только  средствами программными обеспечить эту доверенность невозможно. У нас в городе есть компания “Элтекс”, которая  является производителем коммуникационного оборудования и это тот компонент, который позволит собрать всё в единое целое.

 

Игорь Подолянченко, заместитель коммерческого директора «Предприятия «Элтекс»:   

В продолжении предыдущих докладов - расскажу о том, что мы делаем.  Соответственно, как было сказано в докладе: есть куча датчиков, подключенных, до которых сложно достучаться или не сложно, и соответственно, эти датчики настроить или что-то там поменять не всегда возможно. Мы миссию своей компании в Ассоциации видим  в том, чтобы эти  датчики закрыть и создать доверенную среду - подвести к ГОСТУ, обеспечить необходимое шифрование и фактически свести к минимуму все угрозы.   Наше основное направление - создание доверенных маршрутизаторов.  Они у нас совершенно разные - от маленьких устройств, которые защищают небольшую сеть, до больших, которые защищают офисные здания и большие объекты. Второе направление - мы пришли с телекома, с Торнадо мы начали примерно в одно время, в 1992 г. - мы в телекоме, они в большой энергетике, и мы шли параллельными путями. И вот сейчас мы встретились, потому что телемеханика, телеметрия - непонятно, что это - больше телеком или больше ИТ.  И вот в торнадо появляются свои решения, у них есть свои системы участия, мы в свои маршрутизаторы встраиваем какие-то телемеханические устройства сбора, и вот готовы расширять тот функционал, который у нас есть - то, что касается видео, сигналов типа открытия-закрытия дверей и т.д. Всё это доверенные сети и контроллеры, которые дополняют функционал.

 

В. Олег Викторович в своём докладе упомянул об участии государства - оно не только финансовое, но в первую очередь административное: нормативное регулирование, которое будет способствовать продвижению платформы. И, в-общем, первый результат, который был получен ещё до регистрации Ассоциации - включение проекта в программу реиндустриализации НСО.  

 

Анатолий Соболев, заместитель Губернатора Новосибирской области: Во-первых, хочу поприветствовать вас на МФТР “Технопром” от имени губернатора Новосибирской области Владимира Филипповича Городецкого. Когда мы начали по поручению губернатора разрабатывать программу реиндустриализации, у нас был большой соблазн (не знаю, много ли здесь присутствует представителей властных структур) сделать так же, как обычно делаются подобные программы - обычная стандартная: собирается информация со всех предприятий, дальше титульный лист, программа (чего бы то ни было) и тотальный сбор информации. Если нет каких-либо достижений - безусловно, виновато само предприятие, если программа работает, то власть говорит: ведь мы же собрали эти несколько сот страниц, а иначе ничего бы не было. Мы этого соблазна решили избежать и всё-таки попытаться сформулировать для себя, что мы хотим реиндустриализировать. Поэтому громкое название “реиндустриализация экономики” превратилось по сути дела в такую понятную задачу, во всяком случае “создание среды для (для чего чуть позже)”. Стимулирования проектов и развития этих проектов. Так вот, среды для формирования экономических и технологических чемпионов, работа с точками роста.  Две из трёх компаний, уже представленных здесь, находятся в сфере влияния этой программы как точки роста. Например, фирма “Элтекс” имеет сейчас оборот порядка 2.5 млрд-а (около 3х) и ставит задачу довести эту цифру до 8-10 млрд.   Хорошая, знаковая задача, но учитывая, что мы таких точек роста нашли несколько, то можно говорить о  новом облике  экономики Новосибирской области. Когда мы представили эту программу в МинПромТорг (там есть специалисты, которые работают не так давно, но есть те,  кто работает там уже десятки лет) сказали, что это единственная программа, в которой мы не узнали регион. Остальные программы реиндустриализации, развития регионов  ориентируются на какие-то привычные точки роста: в Самаре это Тольятти, АвтоВАЗ, в Саратове это космическая отрасль, ну и так далее - не буду перечислять.  Это знакомые предприятия ещё с советских времён. У нас в программе реиндустриализации из восьми проектов, представленных Дворковичу, нет ни одного предприятия, работавшего в советское время. Это предприятия новой экономики Новосибирской области. Например, одно из предприятий - “Катализатор” - ставит себе задачу  к 30-му году  оборот в миллиард долларов. Речь идёт прежде всего о координации двух видов поддержки - федеральной и региональной.   Создана рабочая группа под руководством Дворковича по поручению Медведева, три заседания прошло, восемь проектов рассмотрели, поддержка нужна разная, не  не только финансовая поддержка - она нужна только трём из восьми проектов.  Остальное - это административная поддержка, о чём говорил Дмитрий Бенидиктович. Мы должны будем порешать очень интересные задачи вместе федеральными органами исполнительной власти для того, чтобы на рынке поменять какие-то правила игры, может быть, для себя поставить какие-то там критерии, какие-то стандарты поменять, но самое главное - это должна быть комплексная поддержка.  Но само главное - это должна быть комплексная поддержка предприятий Новосибирской области, потому что на уровне федеральном  невозможно поддержать предприятие только формированием каких-то там стандартов. В этом смысле эта задача действительно интересная, она понятна федеральным органам, другое дело, что она там не вызывает большой радости у большого количества людей, но уже сейчас есть и в федеральном правительстве, и в правительстве Новосибирской области люди, которые понимают значимость этой программы. Но если рассматривать программу как пилотную, то отработка такого рода взаимодействия с федералами позволит продвигаться не только компаниям  в регионе, но и выходить компаниям на федеральный и мировой уровень.  Что касается Ассоциации, то  две компании из трёх находятся в Новосибирской области и уже поддержаны  так или иначе и мы это движение продолжаем, они ещё в Ассоциацию организовались. Ну как я могу тут реагировать, кроме как - да, безусловно!

 

В. Национальная технологическая инициатив -  понятие трендовое, о нём можно услышать буквально на всех углах, и учредители Ассоциации и создатели платформы позиционируют себя как несомненные участники этой программы по нескольким рабочим группам, в том числе в группе EnergyNet.

 

Дмитрий Холкин, соруководитель рабочей группы EnergyNet, директор Проектного центра развития инноваций Фонда «Центр стратегических разработок»:

Очень интересно было послушать доклады, они корреспондируются с тем, о чём мы говорим в НТИ, в частности в ЭнерджиНет. Наверное, одно единственное пожелание - вот вы делаете упор на импортозамещение, а мы делаем упор на экспорте. Это очень важно - у вас вполне конкурентноспособное решение, но при этом слово “импортозамещение” звучит чаще, чем надо. С точки зрения отношения нашей рабочей группы к данной инициативе.  Во-первых, платформа - слово хорошее (оно положено в основу многих дорожных карт), платформенные решения нацелены на масштабируемость  решений,  тиражирование решений и способом кооперации. Поэтому у нас в ЭнерджиНет это одна из ядерных тем. В этом плане действительно важно то, чем вы занимаетесь, и здесь есть задел для взаимодействия. Второй аспект, который я хотел бы затронуть - вопрос нашего общего видения. Есть “промышленный интернет”, “интернет вещей”, а  мы придумали ещё одно непонятное слово - “интернет энергии”. Нам думается, что  сейчас в энергетике будет меняться вся структура - организация рынков, архитектура системы управления. Во многом это будет базироваться на инфраструктуре “Интернета вещей”,  во-многом это такая развитая школа технологического управления на основе искусственного интеллекта, на основе … подхода, и в этом смысле мы находимся на пороге технологического перехода к информационно-коммуникационной части в энергетике.  В этой части хочется найти точки соприкосновения для перехода к следующему технологическому шагу.  Вы много чего умеете, у вас есть серьёзный продукт в энергетике, и здесь есть о чём говорить для совместного осуществления прорыва к новой энергетике. Ну и третий тезис -  про то, в чём мы могли конкретно найти и точки соприкосновения. Нам конкретно не хватает регионов, в которых есть полная технологическая цепочка  развития технологий - от академической науки до промышленной реализации и  экспериментальной эксплуатации новых решений. Я почему и согласился приехать на это мероприятие - у меня  запланирован ряд встреч и в городе, и в Академгородке - мы хотим проверить ряд гипотез по поводу планов вот таких кластеров. Один из них как минимум связан с вопросом создания т.н. “МикроГридов”.  Это действующий проект в Новосибирске, команда Торнадо разрабатывает техническое решение по соединению  силовых агрегатов с системой общего пользования. Помощь, которую можно будет обсуждать, будет скорее носить административный характер.  Вопросы запуска микрогридов, интеллектуальных энергетических систем небольшого масштаба,  на уровне города или технологической площадки  сейчас зависит от того, насколько экономически оправданным будет решение для потребителей и приемлемые для энергетической счистемы.  Вполне возможно, что мы вынесем на проектный совет вопрос построения типовой бизнес-модели создания микрогридов внутри объекта. И второй вопрос, в котором мы сейчас ищем сотрудничество - вопрос, связанный с хранением энергии. Здесь должны быть не только и не столько системы управления, но и определенные физические технологии, но как раз  хорошая концентрация науки и компаний в Новосибирске может помочь решить эту задачу. Ещё один проект, на первом этапе которого мы хотели бы пригласить вас как экспертов, а на втором - возможно, и как участников - вопрос архитектуры ЭнерджиНет (я рассказывал на встрече на нашей конференции). И второй проект - сейчас у нас тоже идёт формирование некой платформы.  Это решение требует некоего творческого прорыва и, может быть, бОльшего количества участников, чем сейчас уже привлечено.  При структурировании этого проекта, может быть, мы найдём какие-то точки взаимодействия более конкретно - так, чтобы вы свои наработки показали и мы бы постарались их вовлечь в нашу работу.

 

В. Хотелось бы услышать и точку зрения потребителей

 

Анатолий Масалов, генеральный директор ПАО «Сиблитмаш»:

Я сейчас только из пресс-центра, мы с правительством в лице губернатора Владимира Филипповича Городецкого подписали соглашение о реализации программы реиндустриализации, в которой я непосредственно участвовал и являлся зам.председателя. И Торнадо продвигали мы всячески. Почему? А вот скажу почему. В своё время мы получили государственный заказ по созданию нового комплекса для литья под давлением по программе импортозамещения. Мы рядом других институтов ведущих из Омска, Москвы, Питера и рядом других предприятий и институтов, но через три месяца мы поняли, что ничего не получится. Я обратился к Дмитрию Бенидиктовичу - найди нам специалистов. И мы вышли на “Модульные Системы Торнадо”. В Торнадо внимательно изучили, что представляет из себя комплекс литейный, и - у нас всё получилось. Мы успешно сдали эту программу, этот госзаказ, но не было интереса на этом останавливаться, потому что было поручение Президента лично создать новый программный продукт, который обеспечит станкостроение программным контроллером, промышленным компьютером с полным комплектом программного обеспечения. Мы вышли на “Алмаз-Антей”. Сегодня было подписано трёхстороннее соглашение между “Коминтерном”, “Модульными Системами Торнадо” и “СибЛитМашем” о создании нового комплекса для литья под давлением. Комплекс механизации будет делать “Коминтерн”, мы будем делать основной комплекс, ну а программное обеспечение будет делать Торнадо. Мы идём дальше - буквально на следующей неделе мы вылетаем на КамАЗ. На КамАЗе работает пять крупных линий американского производства 70го года, работающие ещё на релейных схемах. Мы этот вопрос уже изучили и подготовили, совместно мы этот вопрос едем  решать. Кроме того,  восемь подобных линий работают на АвтоВАЗе и они требуют срочной модернизации. Поэтому не совсем согласен с тем, что вот все молодые и перспективные попали в программы, а вы - вчерашний день - извините, вы там уже не нужны. Я думаю, что эта совместная работа новых предприятий и предприятий, имеющих опыт станкостроения и в целом машиностроения  - очень серьёзное большое направление, которое нужно развивать и поддерживать.

 

В. Вот вы по сути являетесь потребителем технологии - готовы ли вы участвовать в Ассоциации?

 

М. Конечно. Вот мы трёхстороннее соглашение подписали

 

В. Вы согласны, что потребители технологии должны влиять на выработку новых спецификаций, стандартов, на разработку нового оборудования.

 

М. Конечно. Более того, я считаю, что не только одно предприятие должно участвовать.Мы входим в Ассоциацию станкостроения, СтанкоИнструмент так называемый, и я готов переговорить с советом директором и вас вывести на них, и мы двумя ассоциациями  должны сотрудничать

 

В. Перекрёстное участие?

 

М. Да, это было бы замечательно

 

С.  Мы сегодня подписали соглашение в рамках международной ассоциации наших предприятий, и это говорит о том, что в рамках программы мы начинаем заходить на наши обычные, стандартные предприятия с продуктами, которые имеют серьёзные технологические заделы. Так что мы с вами точно будем сотрудничать по программе реиндустриализации.

 

В. Смысл Ассоциации в том, чтобы объединить компании, имеющие разные компетенции, чтобы создать платформенный продукт. Вот буквально на глазах один из учредителей Ассоциации привёл своего подрядчика и партнёра - производителя оптоволоконных сетей дальней связи  компанию “Т8”. Есть ли у вас желание участвовать в Ассоциации?

 

Владимир Николаевич Трещиков, генеральный директор компании “Т8” :

  Приятно слышать о реиндустриализации, о том, что действительно занялись реальным делом, ещё несколько лет назад производящие компании были в меньшинстве, все ориентировались на экспорт. Мы занимаемся высокоскоростными оптоволоконными линиями дальней связи, есть ещё радиоканал.

 

В. Вы видите для себя перспективы вступления в Ассоциацию?

 

Т.  Для этого мы сюда и приехали. Эта тема очень интересна и актуальна. Наталья Касперская сказала важную вещь - то, что мы всё больше и больше применяем компьютеры, несёт в себе новые угрозы. И то,

что промышленная автоматизация может привести к новому типу терроризма - условно говоря, удалённо можно взорвать завод, и это является крайне опасной ситуацией.  В этой ситуации технологии, которые позволяют доверенно передавать информацию, очень востребованы и мы видим для себя новые рынки и шансы быть полезными и внести свой вклад в технологическое развитие. Хочется сказать, что также можно делать защиту информации (шифрование) на базе наших технологий - технологий шифрования на базе волоконно-оптических систем. В частности, недавно мы сдали в тестовую эксплуатацию систему защиты информации на 10 Гбит,  и это важно потому, что позволяет шифровать весь поток информации на больших скоростях.  В этом отношении  мы тоже можем быть полезны Ассоциации.

 

В.  У Ассоциации есть ещё задача создания содружества НППА, которая предполагает большое количество соучастников. Эта задача включает в себя и создание образовательной среды, системы подготовки кадров. Это привлечение университетов, привлечение образовательных учреждений для подготовки кадров, создание кадровой среды, в том числе для пропаганды и продвижения платформы.    

 

Анастасия Залеская, компания “СибИнфоЦентр”:

 

С началом программы импортозамещения к нам пошли отечественные компании, которые создают свои продукты на территории РФ,  с просьбой сделать программы для обучения специалистов работе с их продуктами.  Мы организуем процесс обучения и нам очень приятно, что Ассоциация интересуется этими процессами. У нас большой опыт в обучении. То, что делает ассоциация - продукт для нас сложный, но мы уже работаем с компанией Т8, пытаемся работать с “Модульными Системами Торнадо” и с компанией “Элтекс” немного.  Если мы не будем создавать учебный продукт,  ориентированный на пользователя, то это может серьёзно замедлить распространение продукта.  Нам интересно участие в Ассоциации, хотя пока не совсем понятно, как мы можем быть полезны    

 

В. Нам же нужно учить ещё и потенциальных партнёров, чтобы они понимали особенности платформы, в чём её преимущества

 

З. Приятно, что Ассоциация интересуется работой и с колледжами, и с университетами.

 

Алексей Горобцов, заместитель генерального директора по развитию ПАО «Новосибирский институт программных систем» (НИПС):

Учитывая, что у нас есть компетенции и в системном ПО, и в портировании его на платформу “Эльбрус” (что может быть “доверенной” средой), а также то, что мы разрабатываем прикладные программно-аппаратные комплексы по автоматизации промышленного производства, мониторинга производственных процессов, мы можем быть пазликом, который может войти в данную ассоциацию. Дополнит его не только электроэнергетикой, но и промышленным производством. Промышленное производство сейчас очень слабо автоматизировано, большая часть оборудования работает ещё с советских времён. НИПС входит в Холдинг «РосЭлектроника», входящий в «РосТех». Понятно, что всё промышленное производство, в том числе военное, входит в «РосТех», поэтому эта технология нужна и реальному коммерческому сектору, и гос. предприятиям, и оборонным предприятиям .  Эта большая работа. Здесь нужны и системы коммуникации(это “Элтекс”), и безопасность (как “Инфовотч”), и АСУ ТП “Торнадо”, потому что они дальше ушли в автоматизации энергетики. Кооперация может дать синергетический эффект - мы дополним Ассоциацию промышленной автоматизацией.

 

Custom Search

      

 

         

 

     

 

      

 

      

      

 

      

User login