Деловой, научно-технический журнал

О животных и машинах

                                                                 

 

                                                     

Александр Вячеславович Усатов.

Доктор биологических наук, профессор кафедры генетики Академии биологии и биотехнологии им. Д.И. Ивановского Южного Федерального университета

Игорь Владимирович Малышев.

Кандидат технических наук, доцент кафедры радиотехнической электроники Института нанотехнологий, электроники и приборостроения Инженерно-технологической академии  ЮФУ (ТРТИ) 

Начиная это интервью, я хочу сделать небольшое вступление.

Взаимодействие живой и неживой природы, безусловно, является и основой биологической эволюции, и основой технического прогресса. Чем совершение технологии, тем шире наши познания об окружающем мире и его биосфере. Чем больше мы узнаём о свойствах и структуре живой материи – от микроорганизмов и до нервной системы человека - тем более сложные технологии моделирования живых организмов и способы воздействия на них мы создаём. Возможно, именно эти процессы в ближайшее время окажут решающие влияние на уровень и качество нашей жизни.

С профессором кафедры генетики ЮФУ Александром Усатовым и доцентом кафедры радиотехнической электроники ЮФУ Игорем Малышевым беседует главный редактор журнала «Современное машиностроение» Виктор Леонов.

А начнём мы с обсуждения одного из самых потрясающих достижений человечества, которое произошло на рубеже тысячелетий – с полной расшифровки генома человека.

И первый вопрос профессору А.Усатову:

В.Леонов

Александр Вячеславович, по моим личным впечатлениям все работы, связанные с генетикой, вызывают на обывательском уровне какое-то подсознательное отторжение, если не сказать страх. Как вы думаете, расшифровка генома усилит эти опасения, или наоборот – даст надежду на скорое избавление от предрасположенности к  болезням и дурным наклонностям, которые принято относить к наследственными?

А.Усатов

Если говорить формально, то абсолютно ненаследуемых признаков нет. Любой признак или свойство организмов, включая и «человеческие» формируются только под действием внутренних (генотип клетки или генетические программы) и внешних факторов среды. Последние включают физические, химические, биологические, а для высших животных и человека еще и социальные факторы. Здесь принципиально важно – степень или уровень наследуемости того или иного признака. Например, молоко, которое для класса млекопитающих эволюционно необходимо для нормального развития организмов, особенно на ранних стадиях. Качество молока, то есть его химический состав практически не зависит от условий проживания матери, а в основном от ее генотипа. Таким образом, наследуемость этого признака чрезвычайно высока. А вот количество молока в высшей степени зависит от внешней среды, в которой проживает конкретный материнский организм. Здесь уровень наследуемости существенно ниже. Или группа крови у человека. Как ты его не «воспитывай» она будет наследоваться строго в зависимости от генотипов родителей. Причем, я подчеркиваю, биологических родителей.

Расшифровка генома человека – это, безусловно, эпохальное событие. Но под термином «расшифровка» в общем смысле подразумевают немного не то, что на самом деле было впервые продемонстрировано. На самом деле была расшифрована, то есть, определена полная нуклеотидная последовательность генома человека, что конечно не мало. Но строение ДНК молекул, это только химия, а общество хочет знать физиологию, то есть биологию и еще желательно психологию, а это уже не естественная, а гуманитарная наука.

Сейчас все силы молекулярных биологов направлены на аннотацию генома. Есть болезни или синдромы, которые контролируются одним или небольшим количеством генов. Здесь более или менее понятно. В таких случаях пытаются «редактировать» эти гены. То есть пытаются сделать их «нормальными». Но в подавляющем большинстве случаев болезни человека и предрасположенность к ним это полигенные конструкции, в которых участвуют огромное количество генов, образно говоря генные сети или даже весь генотип. Исследования последнего десятилетия свидетельствуют, что подавляющее большинство признаков человека, животных, растений и микроорганизмов (молекулярных, биохимических, клеточных, физиологических, морфологических, поведенческих и т. д.) контролируются очень сложным образом и что в основе их формирования лежат генные сети. Генотип клетки (организма) – это не простая совокупность генов, а тонко скоординированная генетическая система, которая в известной мере функционирует как единое целое. В перспективе, создание методов компьютерного моделирования динамики генных сетей даст в руки исследователей мощный инструмент для предсказания признаков организмов, закодированных в их генах, позволит корректно оценивать влияние мутаций и новых генных конструкций (ГМО) на функциональные характеристики организмов, в том числе создаст основы новых генотип-специфических методов коррекции патологических состояний организмов, включая человека. Следует добавить, что исследовательский процесс на людях тормозит еще недопустимость постановки таких прямых экспериментов на человеке. Наши законы уголовного кодекса, морали и нравственности разрешают прямые эксперименты только на его клетках in vitro или, в крайнем случае, на органах. Но это и понятно, иначе человечество превратиться, образно говоря в «свиней».

А по поводу страха я бы отметил следующее. Коллективный разум человечества весьма консервативен и с внедрением в мировой хозяйственный оборот новых технологий – будь то паровоз, ядерный реактор или мобильный телефон, возникают общественные движения под лозунгами запрета различных нововведений. Я считаю, что такой консерватизм эволюционно оправдан, он спасает человечество от вымирания. Однако будущее таких нововведений надо решать не на всенародных референдумах и митингах, а на основе научных фактов. А так получается, что у нас каждая домохозяйка твердо уверена, что экология и даже иногда генетика у нас плохая (хотя это фундаментальные науки, а не охрана окружающей среды или здоровье), а вот по поводу оценки теоретической физики или химии респонденты, как правило, затрудняются дать ответ. Идеологические противники новых технологий эффективно используют психологическую матрицу – информация без понимания страшнее, чем полное отсутствие информации, поскольку только невежество лежит в основе ксенофобии.

В.Леонов

Хотелось бы подробней остановиться на механизмах, позволяющих влиять на геном организма и использовать именно те его свойства, которые изначально и планировалось получить. Ну, например, специалистам американской компании Coskata методами генной инженерии удалось таким образом модифицировать микроорганизмы, добытые в глубоководных вулканах, что они стали потреблять газ, получаемый путём газификации твёрдых бытовых и промышленных отходов, а на выходе выдавать дешёвый стопроцентный этиловый спирт. Этот спирт сейчас по экологическим стандартам США в обязательном порядке добавляют в автомобильное топливо. Расскажите, пожалуйста, какие воздействия на живые организмы сейчас применяются в ваших исследованиях, насколько они безопасны и какую пользу они могут принести уже в ближайшее время?

А.Усатов

Факторов, влияющих на геном организмов предостаточно. На этом базируется биологическая эволюция на нашей планете. Наследственная изменчивость, возникающая в процессе спонтанного мутагенеза, т.е. под действием природных факторов является пусковым механизмом эволюции. Здесь важен не сам факт этой изменчивости, а ее количественная характеристика, то есть частота мутаций. Представим, себе, что наследственная изменчивость в природе отсутствует. Тогда последующие поколения организмов будут просто повторять (копировать) родительские формы. При этом эволюция станет невозможной. И наоборот, уровень наследственной изменчивости станет запредельным. В этом случае у нас также будет невозможным эволюционный процесс, т.к. исчезнет преемственность в поколениях. В природе частоту мутаций в популяциях регулирует естественный отбор. Причем, как правило, фиксирует «полезные» мутации для популяции. Но человеку этого мало. Главное для него рентабельность биопроизводства. Его интересует в первую очередь, не эволюционная судьба, создаваемых им искусственных форм, а прагматичный интерес – количественные показатели хозяйственно ценных признаков организмов, например, урожайность, биомасса, масличность, белковость и т.д.

Традиционные классические методы получения новых сортов растений и пород животных часто не удовлетворяют современному, интенсивному развитию агропромышленного комплекса. Они трудоемки, долговременны и в значительной мере рассчитаны на случай – степень сопротивления любого вида растений или животных усилиям человека изменить их природу зачастую мало предсказуема. Даже открытие мощного мутагенного эффекта ионизирующей радиации и определенных химических агентов на генотипы организмов не привело к заметным успехам в традиционной селекции, в основном из-за отсутствия специфичности их действия. Природа организмов, вопреки желаниям человека, эврибионтна и сопротивляется случайным воздействиям, поддерживая свой гомеостаз, стремясь возвратить различные изменения к дикому предковому типу. Более того, одной из наиболее сложных проблем для селекционеров остаются корреляционные зависимости. При отборе новой формы растения или животного на один или несколько хозяйственно – ценных признака, организм может утратить другие полезные свойства или даже приобрести или усилить проявление нежелательных функций. Например, если у злаковых культур проводить искусственный отбор на зимостойкость, то при этом резко падает качество клейковины, а селекция крупного рогатого скота на продуктивность молока снижает содержания в нем липидов. Решить эту проблему в селекции можно с помощью методов молекулярной биотехнологии – точечным направленным изменением соответствующего локального участка генотипа, практически не влияющего на проявления остальных признаков. Другими словами, с помощью методов молекулярной биологии создание генетически модифицированных организмов, с востребованными производством свойствами.

Из-за относительной простоты регуляции генов и механизмов формирования признаков у прокариот, например бактерий, успехи в этой области в первую очередь достигнуты на микроорганизмах. Однако в XXI веке были получены и весомые результаты на растениях и животных. Сегодня корректировка мутаций в геноме человека, вызывающих в первую очередь резкие отклонения от нормы, так называемое редактирование генома становиться первоочередной задачей медицинской генетики. Перспективы здесь огромны. Но как такое широкое распространение редактирования генома человека отразиться на его эволюции, как биологического вида сегодня мы ответить не можем. И вообще, все, что связано с будущим человечества, да и с эволюцией организмов лежит в плоскости только научных (или околонаучных) гипотез и никак более.

На кафедре генетики ЮФУ, начиная с середины 60-х годов прошлого века, широко исследуются химические мутагены, различной природы. За этот более чем полувековой период совместно с химиками из нашего университета был получен ряд фундаментальных результатов в области химического мутагенеза и генетики. После 2006 г. с образованием Южного федерального университета, в который вошло инженерное направление подготовки студентов из Таганрогского радиотехнического института (ТРТИ) мы совместно с коллективом кафедры радиотехнической электроники под руководством доцента И.В.Малышева начали новую для нас тему –  «Влияние электромагнитного излучения миллиметрового диапазона на живые организмы и среды». Уже получены обнадеживающие результаты, в основном на микроорганизмах и биологических молекулах. Однако, расширение и прикладной аспект этих работ, пока только в перспективе, так как он требует довольно приличного финансирования. Как любят говорить чиновники в нашей стране «эти исследования имеют большой потенциал», не только в области охраны окружающей среды, так называемой экологии, но и в современной биотехнологии.

Сегодня, основным вектором прикладной науки нашей лаборатории Молекулярной генетики является маркер-вспомогательная селекция (marker assistance selection). В отличие от классической селекции – отбору по фенотипам, это новое направление опирается в первую очередь на ДНК-маркеры (отбор по генотипам), тесно сцепленные с различными хозяйственно-ценными признаками сельскохозяйственных растений и животных. В настоящее время в основном за рубежом для некоторых с/х культур и пород животных уже разработаны молекулярные маркеры скорости роста, продуктивности, устойчивости к факторам среды и т.д. Маркер-вспомогательная  селекция  значительно повышает эффективность классической  селекции, позволяя проводить быстрый и недорогой предварительный анализ тысяч биологических образцов без необходимости их выращивания до взрослого организма. Экономия очевидна – резко сокращаются выборки первичного селекционного материала для дальнейшей работы, появляются более эффективные способы создания высокопродуктивных и устойчивых к факторам внешней среды сортов, пород и гибридов, обеспечивающих получение качественной безопасной продукции.

Объектом наших исследований, в первую очередь, является подсолнечник - наиболее рентабельная сельскохозяйственная культура в Ростовской области. Совместно с коллегами-аграриями Донской опытной станции ВНИИ масличных культур мы изучаем эту культуру. Сейчас все силы в нашем регионе направлены на поиск форм, устойчивых к новым расам заразихи (заразиха – злостный паразит подсолнечника, вызывающий катастрофическое падение урожая). По-прежнему актуально повышение засухоустойчивости сортов и гибридов. Засуха и высокие температуры губительно влияют не только на рост растений, но и на фертильность пыльцы, а, следовательно, на урожайность.

После нескольких научно-образовательных стажировок во Вьетнам, в частности, в Институт сельскохозяйственной генетики (Institute of Agricultural Genetics) я заинтересовался биотехнологией риса. Как известно, эта культура наиболее востребована на Востоке. В нашей стране рису также уделяют большое внимание. Совместно с коллегами из Аграрного научного центра «Донской» и вьетнамскими генетиками начаты исследования по получению солеустойчивых высокоурожайных сортов риса, с использованием как вьетнамских, так и отечественных генотипов. Мы считаем, что эта работа будет хорошей основой для совместного международного проекта в области биотехнологии риса. Так же в наши планы входит расширение объекта исследований, касающийся селекции сельскохозяйственных культур, которые растут в наших обеих странах, например, лен, соя, сахарный сорго и т.д.

В связи с проблемами в животноводстве, которые наиболее ярко проявились в последнее время, совместно с коллегами из Донского аграрного университета мы начали совместные исследования в области ДНК-маркирования и диагностики линий и пород свиней. Наиболее актуальные признаки в селекции свиней – это устойчивость к болезням, количество поросят от одной свиноматки и скорость привесов у товарных гибридов.

Безусловно, результаты наших исследований напрямую зависят от селекционеров, от их исходного генетического материала, от точности полевых испытаний, так, как хорошо известно, что только практика является критерием научной разработки. А мы, в наших лабораториях, с помощью современных и дорогих приборов, которые мы получили в рамках Национального проекта, как Федеральный университет, анализируем с элементами биоинформатики тонкую структуру геномов организмов, разрабатываем новые эффективные тест-системы с конечной целью - получение продукции высокого качества, которая будет представлять интерес для отечественных сельхозпроизводителей.

В.Леонов

В связи с этим, у меня вопрос к руководителю технического направления этих исследований. Игорь Владимирович, насколько мне известно, ваши работы связаны с воздействием электромагнитных воздействий различных частот на живые организмы. Хотелось бы понять: цель этих исследований ограничена экологией и сельским хозяйством, или в перспективе их результаты будут востребованы в медицинской практике. На какие практические результаты мы можем рассчитывать в итоге?

И.Малышев

Действительно, в области моих научных интересов, а также моих коллег по кафедре радиотехнической электроники, входят вопросы взаимодействия электромагнитных волн нетепловой интенсивности СВЧ и КВЧ диапазонов с дисперсными средами, к которым можно причислить живые биологические водосодержащие среды и организмы. Среди научных направлений, исследующих эти вопросы, до сих пор не утвердилось единого мнения о механизмах и причинах тех изменений, которые наблюдаются в этих биообъектах после таких воздействий. Существуют сторонники эффекта клеточного резонанса, благодаря которому происходит метаболическая активация процессов жизнедеятельности, и которая, применительно к человеку, приводит к лечебному эффекту. Эти исследования, начатые в начале 80-х годов прошлого века, школой под руководством академика Н.Д. Девяткова, привели к разработкам промышленных установок для КВЧ-терапии, используемых в различных терапевтических курсах большинства лечебных и курортно-оздоровительных учреждений. Для этого используют следующие утвержденные Минздравом РФ длины волн (частоты): 7,1 мм (42,25 ГГц), 5,6 мм (53,57 ГГц), 4,9 мм (61,22 ГГц), или 2,53 мм (118,57 ГГц), оказывающих максимальное воздействие на биологические среды и организмы  различной степени организации. Вероятно, это далеко не полный ряд, поэтому основной задачей, стоящей перед исследователями, является выявление других частот, влияющих на повышение жизнедеятельности живых организмов или её угнетение.

Так нами, совместно с коллективом  кафедры генетики, под руководством профессора А.В. Усатова,  было обнаружено, что под воздействием КВЧ волн хаотической поляризации диапазона 38,02 – 48,00 ГГц  в суспензиях микроорганизмов (Candida albicans и Escherichia coli ) выявлены характерные частоты, которые дают рост их колоний до 130 %, а также частоты, которые угнетают такой рост и могут привести к гибели. Эти явления пока что можно объяснить некими внутренними процессами энергетического взаимодействия объёма среды. Кроме того, сейчас готовится к публикации совместная работа о выявленном эффекте флуктуаций электрической объёмной проводимости в частотном диапазоне 1-20 ГГц  живых колоний трех видов микроорганизмов (бактерий Bacillus amyloliquifaciens B-1895, Escherichia coli MG1655 pXen-lux и диплоидного штамма дрожжей Saccharomyces cerevisiae Y1914). Эти флуктуации исчезали после их гибели в результате термостатирования.

Работы, проводимые  в этой области, имеют большое народнохозяйственное значение, поскольку направлены на исследования методов контроля жизнедеятельности биосред и организмов.

В.Леонов

Давайте вернёмся к генетике, а точнее к генетически модифицированным организмам. У нас до сих пор принимаются законы и постановления высокого уровня, запрещающие или ограничивающие применение ГМО в фармацевтике, медицине, сельском хозяйстве. При этом ещё в 2016 году более 120 (!) Нобелевских лауреатов (большинство из которых медики, биологи и химики) подписали письмо с призывом к Greenpeace, Организации Объединённых Наций и правительствам всего мира прекратить борьбу с генетически модифицированными организмами. Тем не менее, (я и сам неоднократно слышал на центральных каналах телевидения) с высоких трибун регулярно звучат требования запретить или хотя бы прекратить на время такие исследования. Очень хочется понять, куда же мы движемся?

А.Усатов

Наука открывает новые законы природы, технология адаптирует их в практику. Блистательные достижения генетики и биохимии в ХХ веке стали основой для возникновения молекулярной биологии и биотехнологии, резко изменивших традиционные взгляды на использование биологических видов в сельскохозяйственном производстве, пищевой промышленности, медицине и т.д. Быстрое производство новых штаммов микроорганизмов, сортов растений и пород животных, на основе генетически модифицированных организмов (ГМО), легкость и предсказуемость приобретения ими заданных свойств приводят к их широкому распространению. В мире на сегодняшний день более 90 млн. га занимают посевы генетически модифицированных сельскохозяйственных растений, причем подавляющая часть площадей приходится всего на 5 культур – сою, кукурузу, рапс, картофель и хлопчатник. Сегодня получены трансгенные козы, овцы, кролики, свиньи с генами человека, которые продуцируют различные белки, созданы трансгенные куры, рыбы, насекомые и др., имеющие определенную хозяйственную ценность.

ГМО – это организмы, генотипы которых изменены с помощью арсенала методов генетической инженерии, то есть приемами и способами недостижимыми при традиционном скрещивании или гибридизации особей. По сути, ГМО – это генетические химеры в клетках, которых искусственно объединена генетическая информация различных, эволюционно отдаленных видов.

В естественных (природных) условиях из-за многочисленных межвидовых барьеров (географических, экологических, этологических, репродуктивных и т. д.), известными под общим названием изолирующие механизмы, такой способ обмена генами между эволюционно отдаленными организмами крайне затруднён или становится практически невозможным. Следствием этого является огромное разнообразие форм жизни в биосфере, рационально объяснить которое человечество пытается, начиная с древних времен. Тем не менее, сохранение биоразнообразия и существующего генофонда живых организмов крайне необходимо для поддержания экологического баланса природы. Преодоление этих эволюционных «запретов» с одной стороны дает человеку эффективный и быстрый способ получения организмов с востребованными свойствами, а с другой – из-за плейотропного действия генов (способность одного гена влиять на формирование различных признаков организма) и эволюционной нестабильности (временной непредсказуемости), создаваемых генетических конструкций вызывает законное беспокойство о биологической безопасности самого человека. Восприятие разумом новых реальностей всегда вступает в противоречие с эмоциональной памятью, что наглядно демонстрируют простые примеры. Заказывая шашлык из баранины или свинины, мы не задумываемся о возможности переноса особенностей этих животных на наше поведение. Восточные народы употребляют в пищу змей, скорпионов или саранчу, не приобретая их свойства – хотя они получили все гены этих животных. Каждый человек, как и другие виды, не способные синтезировать собственные органические вещества, употребляет разнообразные продукты питания, не задумываясь о видоспецифичности. Пищеварительная система все чужое – белки, жиры, углеводы и нуклеиновые кислоты разлагает на элементы, не имеющие специфических характеристик, и превращает эти элементы в собственное специфическое тело в сложных взаимосвязанных реакций, составляющих обмен веществ организма.

Не вызывает сомнений, что любая даже самая перспективная технология должна быть абсолютно безопасна для человека и среды его обитания. Исследования биологических рисков ГМО и полученных их них продуктов должны опережать их широкое коммерческое распространение. Тем не менее, на сегодня можно констатировать, что независимо проведенных исследований относительно безопасности ГМО, пищевых продуктов и кормов, полученных на их основе явно недостаточно и обеспокоенность части населения о биологических, в том числе пищевых, агротехнических и экологических рисков генетически модифицированных продуктов для здоровья человека, особенно при их длительном потреблении вполне обоснована.

В.Леонов

Должен признаться, что призывы к независимым исследованиям, если они не конкретизированы, меня всегда настораживают. Независимыми от кого должны быть эти исследования? Что является критерием их независимости? Кто эти независимые исследователи, какое у них образование, научный авторитет? И кто, в конце концов, оплачивает их работу? Ведь очевидно, что результаты таких исследований в потенциале имеют большую коррупционную составляющую, и даже такие авторитетные организации как Greenpeace неоднократно были вынуждены это признавать. А учитывая, что области применения генномодифицированных организмов всё время расширяются – от производственных процессов (биореакторы, бионанороботы) и сельского хозяйства - до фармацевтики и медицины, то и «независимых» потребуется много. Уверяю вас: от желающих отбоя не будет. Кто только не высказывался только за последнее время на тему генетики: и депутаты, и члены всяких палат, и журналисты из числа выпускников церковно-приходских школ, и ещё множество странных, но очень «независимых» людей. А ведь генетика во всём цивилизованном мире вполне уже точная научная дисциплина со своим прикладным математическим аппаратом, системами моделирования, современным аппаратурным обеспечением. Так может быть независимость и точность результатов исследований где-то в этой области находятся? Законы природы всё-таки не Госдума принимает.

А.Усатов

Эта проблема должна иметь реализацию в рамках государственных решений. При этом на первом месте как всегда стоит вопрос о кадрах. В классических университетах надо активизировать работу кафедр молекулярной биологии, которые должны выпускать профессионалов – теоретиков, способных в ближайшее время дать концептуально обоснованные прогнозы развития данного направления биотехнологии. Существенный вклад в развитие молекулярной биотехнологии могут внести биохимики и химики – органики, которые профессионально владеют методологией исследования биополимеров. В технических вузах следует вводить специальности «биотехнология» и «биоинженерия», с соответствующими новыми дисциплинами, так как прикладная генноинженерная компонента сегодня является основой при организации биотехнологических производств. Эти специальности являются приоритетными в подготовке молекулярных биотехнологов немногих ведущих университетов мира, и Южный федеральный университет имеет все возможности для реализации подобных образовательных программ.

В.Леонов

Игорь Владимирович, прокомментируете тему подготовки специалистов и проведения биоинженерных исследований в технических вузах, которую сейчас озвучил Александр Вячеславович?

И.Малышев

В нашем Институте нанотехнологий, электроники и приборостроения ЮФУ для специалистов технических специальностей сейчас читают ряд курсов, которые связаны с биофизическими и биоинженерными исследованиями. Эти темы включены как подразделы в спецкурсы по электродинамике и взаимодействия когерентного излучения с веществом. Кроме того, в НОЦ «Нанотехнологии» существует научное направление по бионанотехнологиям органических структур, а также проводятся лекционные и практические занятия для студентов разных направлений подготовки. На нашей кафедре есть научный коллектив, занимающийся разработками комплексов для биолокационных исследований в СВЧ и КВЧ диапазонах, что позволяет выявить метаболические частоты живых организмов. Я полагаю, что исследования воздействия миллиметровых и субмиллиметровых волн на изменения генома и его возможную мутацию необходимо проводить в рамках лабораторных исследований. Эти сведения необходимы для чёткого понимания перспектив управления и контроля процессами сохранения наследственных признаков. В связи с тем, что в научной литературе не обозначены конкретные системные экспериментальные результаты, обладающие повторяемостью, то эти исследования необходимо продолжать, используя новейшую отечественную и зарубежную аппаратурную базы.   

В.Леонов

Есть ещё очень интересная тема напрямую связанная с живыми организмами и машинами. Речь идёт, конечно, об искусственном интеллекте. Не так давно ректор ЮФУ, профессор М.А. Боровская объявила о создании консорциума из ряда российских вузов и отраслевых институтов для создания российского искусственного интеллекта. Вы хотите что-нибудь сказать об этом, или мы поговорим на эту тему позже?

А.Усатов

Искусственный интеллект – это прекрасно. Я думаю, что за ним будущее. Но пока это время не наступило, я бы больше озаботился о естественном интеллекте нашего молодого поколения, в частности, студентов. С моей субъективной точки зрения тяга к фундаментальным знаниям у большинства студентов снижается. А многие талантливые ребята по-прежнему не видят себя в нашем отечестве. С этим, что-то надо делать. Это комплексная и сложная проблема. Одного патриотизма, хотя он необходим, явно недостаточно. Для них нужны рабочие места в современных по мировым стандартам лабораториях и биотехнологических предприятиях. Такие структуры в нашей стране уже есть, но в очень малых количествах, по сравнению с ежегодными выпусками университетов. А молодое поколение, в отличие от нас – студентов развитого социализма, крайне прагматично. Они молодые, они хотят развиваться. И в этом я их полностью поддерживаю, сам был таким. Молодость, к сожалению это краткий миг жизни. И этот отрезок онтогенеза (индивидуального развития) надо использовать крайне эффективно и рационально. Тем более, с возрастом, к сожалению и амбиции и способность к обучению драматично снижаются. И с этим, увы, ничего не поделаешь. Это закон биологической эволюции, то есть закон природы. И создание искусственного интеллекта, я думаю, может в перспективе как-то частично решить эту проблему.

И.Малышев

Конечно, идея создания  искусственного интеллекта очень привлекательна как инструмента для развития прогресса в различных сферах общественного устройства. Задачи, стоящие перед разработчиками элементов структуры этого научного направления должны иметь прикладной характер, то есть вначале нужно алгоритмически представлять цели, к достижению которых будут применены результаты действия этого интеллекта, затем внедрять эти результаты в конкретные методы управления различными процессами. А это - процесс творческий, требующий воспитания нового типа специалистов, что будет связано с созданием новых направлений подготовки и, соответственно, новых учебных дисциплин.

Теперь насчёт консорциума, о котором упоминала М.А.Боровская. Мне также кажется, что искусственный интеллект нужно создавать безотносительно того, российский он или нет. Сама идея о создании консорциума правильная, но её практическая реализация будет требовать больших материальных затрат. Хотелось бы верить, что слова ректора ЮФУ найдут финансовую поддержку у нашего правительства.

В.Леонов

Я тоже считаю, что эффективность использования искусственного интеллекта на любом этапе его создания будет определяться уровнем и корректностью поставленной перед ним задачи. Вопрос: кто будет формулировать эти задачи? По моему, ещё Норберт Винер в середине прошлого века говорил, что машина в перспективе может дать вам всё то, что вы просите, но не скажет вам, чего просить. А формулировать задачи для искусственного интеллекта будут специалисты в пограничных областях знаний, о которых мы говорили ранее. Таких специалистов и в мире не много, а в нашей стране их ещё предстоит подготовить. Судя по тому, что я узнал, у ЮФУ есть шансы стать лидером в этом процессе. Вообще, на мой взгляд, многие проблемы, которые существуют в нашей стране и которые требуют немедленного решения, могли бы быть решены путём создания высокотехнологичных предприятий при ведущих вузах страны. Тогда и специалисты такого уровня были бы востребованы. Но этот вопрос уже выходит за рамки обсуждения нашей темы.

Я благодарю вас за интересную беседу и очень надеюсь, что мы ещё вернёмся к этому разговору.

Custom Search

     

 

      

      

    

 

     

 

      Конференция по искусственному интеллекту

      

      

Вход на сайт