Деловой, научно-технический журнал

О привлекательности регистрации патентов в России

 

 

 

В.О. Свещинский, кандидат технических наук, ведущий инженер-конструктор, патентовед.

Общество с ограниченной ответственностью Управляющая Компания «Алтайский завод прецизионных изделий» (г. Барнаул)

 

 

Как показывает практика, почти из всего на свете можно извлечь если не пользу, то удовольствие. Даже чтение новостей порой дает любопытную пищу для размышлений.

В феврале 2019 года в Москве проходил очередной форум Общероссийской общественной организации «Деловая Россия». Что такое ООО «ДР», я, честно скажу, не думал. К общественным организациям привык относиться не то, чтобы с подозрением, скорее – с недопониманием.

И вот – февральский форум ООО «ДР». Проходит он почему-то в Московском доме музыки, а в гостях – не кто-нибудь, сам президент России. Звучит немало призывов, в том числе – призыв сделать привлекательной регистрацию патентов. Это мне близко. К сожалению, прочитать об этом хорошем призыве удалось только в переложении: прямой речи президента, непосредственно его слов, на сайте ООО «ДР» не выложили. Каких только слов не цитировали, а на эту тему не стали. Я на том форуме не был, выступления Путина не слышал, поэтому пользуюсь тем, что есть на сайте [1]. Даже этого достаточно для некоторых вопросов, выводов и встречных предложений.

Для начала – маленькое замечание. С одной стороны – пустая придирка, с другой – печальное свидетельство равнодушия к словам в обществе, снизу доверху. Привлекательные условия регистрации в больше степени, по смыслу слова «регистрация» могут быть для уполномоченного на это государственного учреждения, в нашем случае – Федерального Института Промышленной Собственности. Способ сделать условия регистрации патентов привлекательными может быть, например, такой: платить за каждый зарегистрированный ФИПСом патент, скажем, миллион рублей. Очень привлекательно. Эксперты станут работать день и ночь, г-н Ивлиев – подписывать охранные грамоты двумя руками. Вот, что значит «привлекательные условия для регистрации». Может быть, правильнее было бы написать сотруднику ООО «ДР» (или выразиться на форуме президенту России?): привлекательные условия для подачи заявок и использования полученных охранных документов, подтверждающих права на результаты интеллектуальной деятельности – патенты, свидетельства? Так, конечно, длинней и скучней. Тем более, мы же понимаем о чем речь? Понимаем же?  

Ну, а если без придирок, если - по существу?

Президент, если верить информации на сайте ООО «ДР», отметил «важность укрепления правовой защиты интеллектуальной собственности» [2]. Речь, очевидно, идет об уважении к закону. Это, действительно, очень важный фактор. Без соблюдения авторских прав, патенты теряют смысл.

Но кроме укрепления правовой защиты, есть много задач, требующих как можно более скорого решения. Эти задачи, возможно, не так заметны сверху, но снизу, со стороны рядовых изобретателей и рационализаторов, они выглядят очень актуальными.

Типичная заводская ситуация: человек выпускает серийно некие изделия, сдает их по согласованной цене. Если он – равнодушный исполнитель, он работает спокойно. Но, если он – изобретатель или рационализатор, у него начинаются проблемы. В инициативном порядке и по договору с заказчиком, он выполняет разработку устройства, позволяющего, например, значительно удешевить выпуск продукции или улучшить ее качество. Таким устройством может быть, например, любое технологическое оборудование. Обратим внимание на следующее обстоятельство: интересы договаривающихся сторон различаются. Заказчик – предприятие – заинтересован получить новое оборудование пораньше и заплатить поменьше. Оплата, в лучше случае, осуществляет по схеме «небольшой аванс + остаток после подписания акта сдачи-приемки». Изобретатель хотел бы проработать конструкцию или технологию получше, но нужны деньги. К тому же, заинтересованность заказчика, как правило, не исключает всяческого торможения при изготовлении деталей новой установки – у завода есть свой месячный план и всякие изобретатели только путаются под ногами.

Изобретатель потратит много энергии, «пробивая» изготовление своего детища и, если ему повезет, в конце концов, добьется своего: новое изделие изготовлено. Казалось бы, хеппи-энд. Но за подписанием акта сдачи-приемки нового оборудования следуют его формальное внесение в технологическую цепочку и – далее - существенное изменение расценок на выпускаемую продукцию. Естественно, в сторону уменьшения. Само по себе, это логично, изобретатель к этому в принципе морально готов. Однако, оборудование – новое, часто – уникальное. Недели, а часто – месяцы уйдут на устранение «детских болезней». Все это время, пока станок или установка не начнут функционировать, как задумывалось, он будет работать себе в убыток.

Повторюсь, это – реалии. Я оформляю заявки на изобретения и полезные модели такому человеку на заводе, где мы вместе работаем, он получает патенты и… мается, теряет в деньгах, ворчит, но не может жить иначе.

Среди многих изменений, произошедших за последние двадцать – тридцать лет, не все оказались удачными. Следует это признать. В Кодексе законов о труде еще в 2002 году существовала статья №106, гласившая: «За работниками - авторами изобретений или рационализаторских предложений, изменяющих технические нормы и расценки, прежние расценки сохраняются в течение шести месяцев со времени введения новых норм и расценок. За другими работниками, оказавшими изобретателю или рационализатору помощь во внедрении предложения, прежние расценки сохраняются в течение трех месяцев. Прежние расценки сохраняются и в тех случаях, когда изобретатель или рационализатор ранее не выполнял работу, нормы и расценки на которую изменены в связи с внедрением его предложения, и переведен на эту работу после внесения предложения».

В действующем Трудовом Кодексе статья №106 есть, но касается она совершенно другого – времени отдыха. Положение о расценках исключено. Возможно, это имеет какой-то смысл, может быть, даже смысл и пользу для государства, но для изобретателей пользы стало меньше.

А что изменилось для государства с отменой прежней 106-ой статьи? Если подойти формально, увеличились риски сокращения активности изобретателей и рационализаторов на предприятиях: кому нужно искать себе проблемы и оставаться в убытке? Если подходить неформально, складывается впечатление, что в данном случае победили элементарные жадность и недальновидность авторов нового Кодекса. Негосударственный подход, граждане. Это может показаться мелочью только тем, кто сам, говоря словами М. Горького, «не способен курятника построить».

На наш взгляд, это – подходящий случай для создания благоприятных условий, только не для регистрации патентов, а для развития изобретательской деятельности на благо всем, от изобретателя до государства, в котором он живет и работает. Не будет в убытке и предприятие, но как и кому донести эту мысль, кто сегодня захочет заняться такими «мелкими» проблемами изобретателей? Общественные организации типа ООО «ДР»? Номинально есть еще ВОИР, казалось бы – отец родной для всех, кто занять патентно-изобретательской работой. Жаль только, мы не чувствуем их влияния на ситуацию.

На форум в Московский дом музыки попасть довольно сложно. Да и зачем? Увидеть и услышать президента? Ценность этих событий, в основном, историческая. Форум, на котором говорилось о «благоприятных условиях для регистрации патентов» был в феврале. Почти год прошел. Что изменилось для изобретателей-практиков, работников промышленности? Пока мы, со своей стороны, видим одну важную и приятную тенденцию: сокращаются и существенно сроки рассмотрения заявок в ФИПС. Это очень здорово. А в остальном?  

Премьер-министр Д.А. Медведев заявил: «Опять возвращаюсь к тезису о необходимости патентования или использования иных форм защиты, поскольку такой разрыв существует между патентами, выданными у нас и в других странах. Но это не потому, что мы плохо смотримся на их фоне, а потому что мы этим не занимаемся, у нас нет этой культуры» [3].  

Совсем не хочется быть обвиненным в оскорблении власти, но этот набор фраз трудно назвать иначе, чем бессмысленным. Судить о патентно-изобретательской работе очень легко. Высокопоставленные чиновники делают уверенные и непонятные заявления: «заместитель председателя правительства Татьяна Голикова указала, что Россия имеет мало патентов в области генетических технологий» [4]. Категории «мало», «много», «достаточно» - что это за оценки? Пригодны ли они для науки и техники?  

Что делает лично Татьяна Голикова, чтобы патентов стало «много»?  

Если гр. Голикова взялась оценивать ситуацию с патентами, почему бы ей не вспомнить (а знала ли это она?), что в трудовые книжки в России не записывают приказы о премировании за внедренные патенты. Я не знаю, нужно ли это записывать. Но вот с советских времен записывают приказы о премиях за рацпредложения. Я знаю, что в ряде случаев при расчете пенсии это учитывается. Не уверен, что всегда, но единичные случаи знаю. (Кстати, тоже – повод для вмешательства со стороны государства! Если положено, учитывай всегда. Если – нет, не учитывай. Но не оставляй на откуп местным чиновникам). Почему не учитывать патенты? Человек, получивший несколько десятков авторских свидетельств СССР и патентов России, может иметь пенсию меньше, чем человек, никогда изобретательством не занимавшийся. Может быть, культура патентования требует вмешательства и в этой области, г-н Медведев?  

Последние полгода мы тратим немало усилий, чтобы подать документы на присвоение нашему коллеге звания «Заслуженный изобретатель Российской Федерации». За это время очень ясно стало, что государство не заинтересовано в присвоении заслуженных званий своим гражданам. Чрезвычайно бюрократизированная процедура, полное равнодушие со стороны тех, кто, казалось бы, обязан заниматься этим – мы, не шутя, опасаемся, что не успеем закончить начинание при жизни нашего героя, ему уже семьдесят два, он активно работает, приносит пользу заводу, но рискует не дожить до принятия решения. А, может быть, на это все и рассчитано?

Про пошлины не стоит и говорить: любой патентовед, подписывающий у экономического руководства фирмы бумаги на оплату тех или иных госпошлин, любой изобретатель, лично оплачивающий свои заявки, согласятся со мной – размеры пошлин, по крайней мере, необъяснимы. Раздел «Пошлины» на сайте ФИПС начинается словами: «ВНИМАНИЕ! С 6 октября 2017 г. в соответствии с постановлением Правительства РФ от 23 сентября 2017 г. № 1151 «О внесении изменений в Положение о патентных и иных пошлинах за совершение юридически значимых действий...» вводятся новые виды пошлин, повышается номинальный размер отдельных пошлин в связи с инфляционными процессами...» [5]. Только одно приходит в голову: либо 23 сентября 2017 года правительство не интересовало создание «благоприятных условия регистрации патентов», либо с февраля 2019, после слов президента, никто не вспомнил и не подумал зайти на сайт ФИПС и почитать о пошлинах. А, может, стоит?

Может, стоит вообще подумать над тем, в чем выражаются «благоприятные условия регистрации патентов»? В моральном и материальном, как почти все в нашем мире. Начните же хоть с чего-нибудь, граждане руководители страны и уполномоченных ее учреждений. Хоть с чего-нибудь, кроме звонких заявлений и общих фраз.

Литература:

URL: /https://deloros.ru/vladimir-putin-na-forume-delovoj-rossii-prizval-bizne... (Дата обращения: 30.11.2019).

Там же.

URL: /https://rupto.ru/ru/news/rosbalt-medvedev-obyasnil-pochemu-v-rossii-vyda... (Дата обращения: 27.11.2019).

Там же.

URL: /https://www1.fips.ru/to-applicants/poshliny/ (Дата обращения: 30.11.2019).

Custom Search

      

 

         

 

     

 

      

 

      

      

     

      

User login