Деловой, научно-технический журнал

Футурологи и провидцы

Вы хотите заглянуть в будущее?

Виктор Леонов

 

 

 

ВИКТОР ЛЕОНОВ, к.т.н., главный редактор журнала "Современное машиностроение"

 

 

 

В Кремниевой долине, штат Калифорния, США, той самой, которая уже более полувека считается, и вполне справедливо, мировой столицей IT индустрии, среди стартапов и штаб-квартир всемирных корпораций находится небольшая исследовательская некоммерческая организация с громким названием "Институт будущего".

Основана она была еще в 1968 году группой бывших исследователей корпорации RAND, в частности одним из разработчиков технологии packet switching (технология передачи информации в сети) Полом Бэраном и Олафом Хелмером, ведущим разработчиком методики Delphi, созданной по заказу военного ведомства США для прогнозирования влияния будущих научных разработок на методы ведения войны

Несмотря на военное прошлое отцов-основателей, Институт будущего преследует сугубо мирные цели, помогая избежать необязательных ошибок и выбрать верный путь развития, причем не только корпоративным клиентам, но и отдельным муниципальным территориям, а то и целым государствам. Разумеется по заказу правительств и на условиях полной конфиденциальности. На сайте организации – цитата писателя-фантаста Уильяма Гибсона: "Будущее уже здесь, просто распределено неравномерно". За абсолютную точность перевода не ручаюсь, но эта мысль как нельзя лучше отражает основные методы  работы Института. Если очень коротко, это как раз то, что называется специально разработанными методиками форсайт. И совсем не случайно местом дислокации для данного НКО выбрана Кремниевая долина - перекресток новейших технологий не только в области IT, но и во многих других областях знаний, включая социологию, биотехнологии, медицину. А еще там трудятся всемирно признанные аналитики, что, конечно же, не отменяет участие в форсайт-исследованиях ученых, работающих далеко за пределами США, но имеющих высокую репутацию в своей профессиональной среде.

Вообще-то, Институт будущего - организация отнюдь не единственная в своем роде. Более того, сейчас уже многие крупные университеты и высокотехнологичные корпорации имеют в своем составе целые подразделения прогнозирования, причем профессия их сотрудников официально так и называется - футуролог. Как правило, организации и подразделения такого профиля не очень известны широкой публике. Более того, защита информации одна из основ их успешной деятельности. Конфиденциальность в бизнесе для них не пустой звук, хотя по признанию официальных представителей компании Shell известно, что именно прогнозы футурологов Кремниевой долины помогли этой самой компании стать мировым лидером в нефтяной отрасли. Что же касается Института будущего, то свою всемирную известность он приобрел благодаря проведению ежегодных междисциплинарных семинаров под общим названием "Прогноз Десятилетия". На эти семинары приглашаются наиболее авторитетные аналитики в различных областях знаний числом не менее ста, которые делятся своим видением прогресса на ближайшие 10 лет и совместно вырабатывают и корректируют десятилетние тренды развития. Ну скажите, разве не любопытно заглянуть на 5-10 лет в будущее? Главное – сделать правильные выводы. Впрочем, о выводах позже.

Позволю высказать свое личное мнение: к футурологии эти посиделки имеют самое косвенное отношение. Дело в том, что практически все участники семинаров занимают ключевые посты в высокотехнологичных компаниях и их доклады – это скорее удачный случай  провести апробацию своих идей и проектов, находящихся на самых ранних стадиях реализации, да и еще перед столь авторитетной аудиторией. А что касается легкого налета мистики, то научные работники во все времена были склонны к мистификациям - просто так, чтобы скучно не было.

И даже на фоне блестящих специалистов Кремниевой долины выделяется технический директор корпорации Google Рэймонд Курцвейл - без преувеличения выдающийся изобретатель, аналитик и футуролог. Его прогнозы выходят далеко за область компьютерных технологий и не ограничиваются строгими временными рамками.  Мы не будем сейчас обсуждать его теорию технологической сингулярности, но и не будем бездумно отмахиваться от нее. Надеюсь, эта теория станет когда-нибудь темой одного из форумов нашего Научно-промышленного сетевого союза (НПСС).

Судя по публикациям, первые прогнозы Курцвейла приходятся на вторую половину восьмидесятых годов прошлого века, то есть на то время, когда он успешно занимался разработкой систем распознавания образов, а основатели Google  Ларри Пейдж и Сергей Брин еще учились в школе. Уже первые прогнозы Рэймонда, казавшиеся полным бредом, сделали его знаменитым, так как стали неумолимо сбываться либо в строго предсказанные сроки, либо с незначительными отклонениями в ту или другую сторону. Например, СССР развалился в предсказанный 1991 год, а компьютер Deep Blue (IBM)  обыграл действующего на тот момент чемпиона мира по шахматам Гарри Каспарова на год раньше – в 1997 году.

За прошедшее время Рэй Курцвейл написал около десятка книг, половина из которых стали мировыми бестселлерами (некоторые из них экранизированы), множество статей, получил более двадцати почетных докторских степеней, премию Грэмми за выдающиеся достижения в области музыкальных технологий и был награжден Национальной медалью США в области технологий и инноваций. Это не считая престижных национальных и международных премий, полученных из рук трех президентов США. Билл Гейтс, блестящий тактик в вопросах бизнеса, который сам при этом нередко ошибался в вопросах стратегии, назвал Курцвейла «лучшим из тех, кого я знаю, в предсказании будущего искусственного интеллекта».

Я не нашел ни одного полного перевода его работ на русский язык! Только цитаты, да и то, вызывающие сомнения. Хотя благодаря его же изобретениям языковые барьеры практически перестали быть проблемой, если кому-то это действительно любопытно.

Сам Рэймонд среди огромного количества опубликованных или озвученных им прогнозов по-настоящему важными в глобальном масштабе считал 108 прогнозов, описанных им в книгах «Эра мыслящих машин» (издана в 1990 году) и  «Эра духовных машин» (вышла из печати в 1999 году). Из них к 2010 году сбылись 104, а ведь еще за несколько лет до этого все они казались фантастикой. Для остальных прогнозов либо еще время не пришло  (например, создание мирового правительства в 2020 году), либо сроки их исполнения отложены, но по причинам совсем не научного или технологического характера и только одно оказалось совершенно неверным. Многие из более поздних прогнозов сделаны Курцвейлом в соавторстве с доктором медицины Терри Гросманом. (не правда ли, напоминает тандем Норберта Винера и Артуро Розенблюта).

Для нашей страны, которая безуспешно слезает с нефтяной иглы с того самого мгновения, как на нее влезла, особое опасение представляет прогноз Курцвейла о том, что в 2014 году солнечная энергия сменит энергию, получаемую от нефти. Представляете себе картину: продукция Роснефти, Газпрома и прочих вертикально интегрированных нефтегазовых компаний вдруг оказывается никому не нужна. Или почти никому. Исчезает потребность в магистральных трубопроводах, нефтеперекачивающих агрегатах,… а дальше, дальше и продолжать страшно. Когда 2014 год закончился многие из посвященных с облегчением вздохнули и незаметно перекрестились. А напрасно, это вам не предсказание древних майя о конце света, расслабляться как раз не стоит. В самом начале 2015 года Рэймонд Курцвейл выступил с очередной порцией своих прогнозов, которые, по общему мнению, еще более аргументированы и отличаются почти безупречной логикой.

Но мы опять отложим обсуждение прогнозов в области продолжительности жизни и искусственного интеллекта, не до них сейчас. Так вот, что касается солнечной энергетики. Если перевести дословно прогноз, который сделал Курцвейл в 2006 году, то звучит он так: "В 2014 году солнечная энергия станет дешевле энергии из нефти". Как это для нас не печально, нужно признать, что прогноз этот сбылся, и даже в двух принципиально разных вариантах получения электрической и тепловой энергии из энергии солнца.

Первый, и наиболее известный способ – использование фотоэлектрического эффекта в хорошо известных нам солнечных батареях. Способ этот  уже сейчас достаточно привлекателен по сравнению с использованием ископаемых энергоносителей. А с изобретением графена и получения на его основе принципиально новых светоэлектрических элементов, к.п.д. которых кратно превышает кремниевые аналоги, остается только дождаться внедрения дешевых промышленных технологий, которые, по словам разработчиков, совсем близко.

Второй способ получения электрической и тепловой энергии из солнечной энергии заключается в использовании двигателей Стирлинга с внешним подводом тепла. Источником тепла в этом случае являются сфокусированные в линзе солнечные лучи, а съем тепла происходит с "холодной" части цилиндра при помощи системы теплообменников. Несмотря на то, что сам двигатель был изобретен шотландским монахом Робертом Стирлингом еще в 1816 году его широкая коммерциализация происходит в наши дни. Это связано, прежде всего, со значительным удешевлением применяемых материалов и  общим удешевлением техпроцесса изготовления. Кстати и здесь до совершенства еще далеко, что тоже не может не внушать оптимизм.  На основе двигателя Стирлинга уже построены и строятся (обычно в пустынных и солнечных районах) так называемые "Солнечные фермы", которые снабжают электроэнергией крупные промышленные районы.

Так что последний прогноз  Курцвейла о том, что солнце обеспечит все энергетические потребности человечества уже в 2027 году, фантастикой почему-то не кажется. А вот реакция нефтедобывающих стран на этот прогноз представляется интересной. Развитые страны, обладающие огромными разведанными запасами минеральных ресурсов, отреагировали вяло, если не сказать равнодушно. В той же Норвегии энергобаланс более чем на 80% обеспечен возобновляемыми источниками энергии, причем к солнечной энергетике там еще практически не приступали. Обходятся мини-ГЭС и ветряными генераторами: север все-таки. В ту же сторону меняется структура производства энергии в Канаде, ЮАР и Австралии.

Что касается США, ставшего за последние годы крупнейшим в мире производителем нефти и газа за счет их добычи из отложений горючих сланцев, то здесь недостатки, связанные с коротким жизненным циклом скважины, которые приходилось преодолевать за счет новых технологий скоростного разнонаправленного бурения, оборачиваются достоинствами. Ну, отработают построенные или еще заложенные скважины свой дебет в течении 1 – 5 лет, а тут, глядишь, и новые технологии производства, хранения и передачи энергии подоспеют. А они понадобятся. Необходимы новые эффективные способы хранения и транспортировки электроэнергии, ее регенерации. Необходима глобальная реорганизация практически всей инфраструктуры. Причем не в масштабах одной, отдельно взятой страны.

А вот в нефтяной столице мира, молчать не стали.

"В Саудовской Аравии мы понимаем, что когда-нибудь, в конечном итоге, нам не понадобится ископаемое топливо", сказал Али аль-Наими, министр нефти и минеральных ресурсов королевства на конференции, которая состоялась в мае 2015 года в Париже. «Я уверен, что солнечная энергия будет выгоднее, чем ископаемое топливо», — добавил он, по-моему, не очень радостно, но зато вполне искренне. Впрочем, его предшественник шейх Ахмед-Заки Ямани, еще в 2000 году в интервью The Telegraph сказал фразу, ставшую крылатой: "Каменный век закончился не потому, что кончились камни, так и нефтяной век подойдёт к концу не потому, что у нас не будет нефти".

В нашей стране, где бюджет напрямую привязан к стоимости барреля нефти, главными официальными футурологами являются правительство РФ, Федеральное собрание и президент РФ со всей его Администрацией. Именно эти почтенные господа планируют и утверждают бюджет страны, а также все без исключения Стратегии национального развития. Но это касается только тех наших сограждан, которые прописаны в штатных расписаниях. А есть еще внештатные персонажи. Называть я их не буду, потому что…ну не хочу и все, да вы и сами их знаете. А что бы ни вносить путаницу в их профессиональную принадлежность предлагаю называть этих граждан провидцами, в отличие от представителей вполне уже сложившейся научной дисциплины, которая называется футурологией. Для тех, кто жаждет конкретики, могу предложить включить любой канал государственного телевидения (кроме канала "Карусель", разумеется). Хотя, что тут скрывать: иногда и их коллективный разум пасует. Но и тогда нет причины для уныния. В этом случае вызывается резерв главного командования, то есть призываются все наши сограждане с редкой фамилией Глоба, а к ним в подмогу еще пара-тройка мракобесов пообразованней для респектабельности. Эти уж точно не подведут, им ведь звезды напрямую подсказывают, а со звездами никакие футурологи не поспорят, нечего и пробовать. А то ведь они в ответ такое нашаманят, забудешь, где у компьютера кнопка включения находится.

И все-таки попробуем представить перспективы развития жизненно важных промышленных отраслей нашей отчизны по возможности, не прибегая к помощи гадалок, а исходя из доступных источников информации и не только отечественных. Подавляющее число экспертов (не провидцев) сходятся на том, что самая серьезная инфраструктурная реорганизация, причем в глобальном масштабе неизбежно должна последовать в сфере жилищно-коммунального хозяйства, транспортных коммуникаций и промышленного производства. На добывающих отраслях новая энергетическая парадигма, конечно, скажется, причем скажется сильно, но сами они никуда не исчезнут, как не исчезнет потребность в нефти, угле, природном газе, других ископаемых минеральных ресурсах. Вот только нужны они будут не в качестве энергоносителей, а как сырье для высокотехнологичных материалов нового поколения. Соответственно, потребность в них будет уменьшаться с каждым годом и довольно быстро, а вот требования к качеству и глубине переработки неуклонно будет возрастать. Ну и конечно об их геополитическом значении придется забыть, как это нам не обидно.

Должен сказать, что о "Интернете вещей", а также о постепенном переходе от серийного промышленного производства к 3D печати написано уже много, в том числе и в нашем журнале, как в прочем и о перспективах развития транспорта. Что же касается жилищно-коммунальной сферы, словосочетание "реформа ЖКХ" вызывает у нас выработанную десятилетиями стойкую ассоциацию с повышением тарифов. На самом деле, с инженерной и экономической точки зрения такая реформа ничего особо сложного собой не представляет. Но, если учесть политическое и финансовое влияние структур ЖКХ в нашей стране на всех уровнях: от низового звена до высших эшелонов власти, то становится ясно, что без политической воли руководства здесь не обойтись.

А вот с этим как раз не все так просто. На последнем Петербургском международном экономическом форуме во время дискуссии, которую традиционно проводили Алексей Кудрин и Герман Греф, был устроен опрос присутствующих на тему, что именно препятствует проведению прогрессивных реформ в России. Результат удивил даже модераторов. 48% присутствующих ответили, что все упирается в отсутствие политической воли, а остальные проценты, насколько я помню, в незначительных величинах распределились между вариантами: "санкции", "происки НАТО", "враждебное окружение" и прочими, которые вряд ли помнят даже составители анкеты. Спрашивается, что же вызвало удивление Германа Грефа, и нет ли в его удивлении лукавства, а то и откровенного лицемерия. Осмелюсь предположить, что Грефу на какое-то мгновение просто показалось, что он не туда попал: Петербургский экономический форум это ведь вам совсем не сходка либералов-радикалов. От такой мысли кто угодно растеряется. Что же это такое получается? А получается вот что. Примерно половина присутствующих на ПЭФ 2015, людей далеко не глупых и близких к этой самой "политической воле", уже просчитывают варианты спасения. Думаете спасения России? Я тоже так думаю.

Но самое сильное удивление я испытал, когда окончательно понял, что никакой внятной реакции у "политической воли" на этот факт не последует. Скорее всего, те граждане, которые олицетворяют эту самую "политическую волю" уверены в том, что известное выражение: "На наш век хватит", - это про них. А может, и вообще не забивают голову всякой ерундой. И правильно. К нервной системе нужно по возможности относиться бережно. А если политической волей по всяким мелочам разбрасываться, то и нервов никаких не хватит.

 

И в заключение хочу предложить загадку.

У Рэймонда Курцвейла есть сын по имени Итон, а по профессии – венчурный инвестор (а кем ему еще прикажете быть - у них там тоже семейственность и клановость те еще). Отгадайте, сколько долларов вложил Итон Курцвейл в проекты Роснано или на худой конец в проекты Сколково?.. Что, ни цента?!! Да ладно! Это точно? Значит, ему папа все-таки успел объяснить, что понятие "венчурный" отнюдь не тождественно понятию "безнадежный". Особенно, когда речь идет о инвестициях.

 

Custom Search

     

 

      

      

    

 

     

 

      Конференция по искусственному интеллекту

      

       

Вход на сайт