Деловой, научно-технический журнал

Применение технологий и принципов устойчивого развития в промышленности

 

 

Александр Иванович Ягупов,
кандидат
 технических наук,
директор по науке и развитию группы компаний БиоМикроГели

 

В новых реалиях промышленные предприятия столкнулись со множеством новых вызовов, которые преимущественно являются тактическими, в то время как стратегические задачи остались неизменными и напрямую связаны с устойчивым развитием.

Российский бизнес вложил серьезные инвестиции во внедрение передового ESG-опыта за последние 10 лет, поэтому выбора между устойчивым развитием и «старыми технологиями» не стоит.

70% компаний остаются привержены своим основным задачам, зафиксированным в стратегиях устойчивого развития собственных брендов, и не секвестируют бюджеты, которые направлены на реализацию целей в области устойчивого развития (ЦУР), включая экологические и климатические.[1]

Сегодня компаниям предстоит искать новые рынки экспорта продукции, а их освоение потребует внедрения экологических стандартов и требований новых регионов. Так, в 2021 году около 25% российского экспорта было отправлено в страны Азиатско-Тихоокеанского региона, Ближнего Востока и Африки. Крупнейшие торговые партнёры этих регионов — КНР, Индия, ЮАР и Турция, куда Россия экспортирует в первую очередь нефть, а также металлы и драгоценные камни.[2] В этих странах активно внедряются практики «зелёного» финансирования, а требования их фондовых бирж к ESG-аспектам и раскрытию нефинансовой информации зачастую даже жестче западных. Таким образом, переключение на восток сохраняет повестку устойчивого развития для российских промышленных предприятий.

Последний ESG-рейтинг агентства RAEX подтвердил, что устойчивое развитие актуально не только среди экспортоориентированных компаний, но и тех, кто нацелен на внутренний рынок - «Энел Россия», «Полиметалл», НЛМК, «Вымпелком», «ФосАгро», МТС, «Лукойл», «Северсталь» и «Роснефть» — крупнейшие предприятия в сфере энергетики, металлургии, химической промышленности и телекоммуникаций. Под влиянием высоких требований лидеров ESG-трансформации к подрядчикам – малый и средний бизнес также делает шаги в сторону ESG-перехода.

Для большинства промышленных предприятий сегодня во главе угла стоит задача по нивелированию рисков для бизнеса, налаживанию устойчивой работы, выполнению обязательств по инвестиционным программам и социальным обязательствам. Переход на более эффективные решения, а также повышение качества отчетности, прозрачность и ответственное деловое поведение позволяют обеспечить долгосрочную конкурентоспособность бизнеса как внутри страны, так и на зарубежных рынках.

В качестве яркого примера рассмотрим сферу промышленных отходов, объем которых неуклонно растет с каждым годом. Российские предприятия в 2021 году сгенерировали рекордные 8,45 млрд тонн отходов, что на 21,5% превышает показатель 2020 года и на 9% - допандемийного 2019 года.[3]

Как показала практика, отечественные коагулянты, флокулянты и деэмульгаторы, которые производятся из вторичных продуктов сельского хозяйства и деревообработки, могут снижать стоимость очистки воды до 1,5–3 раз; сокращать энергозатраты и уменьшать объемы отходов, передаваемых промышленными предприятиями на утилизацию.

Это стало возможным благодаря внедрению технологии биомикрогели®, которая позволяет повышать экономическую эффективность, снижать риск срыва поставок и прекращения деятельности отдельных иностранных предприятий, одновременно решая долгосрочные ESG-цели по сокращению количества вредных выбросов при очистке промышленных стоков импортозамещающими реагентами.[4]

Так на Северстали удалось снизить количество нефтепродуктов в отработанных смазочно-охлаждающих жидкостях (СОЖ) в 250 раз и сократить общий объем жидких отходов, подлежащих утилизации, на 80%, уменьшив стоимость переработки в 2–3 раза по сравнению с традиционными способами.

Однако, осознавая необходимость внедрения методик устойчивого развития, промышленные предприятия сталкиваются с рядом барьеров при их внедрении. Кроме финансовых ограничений, другая причина, по которой ESG-программы компаний реализуются медленно и не всегда последовательно, связана с тем, что заявленные ценности и этические нормы не проникают во все уровни компании, нередко остаются лишь лозунгами для внешней коммуникации. В ситуациях, когда руководство не доносит до своих подчиненных важность ESG-программ и их влияние на выполнение KPI каждого сотрудника, компания может терять в конкурентоспособности и в итоге - в капитализации. Когда публично задекларированные ценности не получают отражения в виде реальных программ (лишь 18% компаний показывают эти направления своей работы в годовом финансовом плане), они не включаются в операционную работу, не входят в систему KPI и могут вступать в противоречие с бизнес-целями. Даже осведомленные сотрудники, разделяющие ценности и этические нормы компании, могут сталкиваться с затруднениями в их практической реализации, не имея возможности менять существующие бизнес-процессы и KPI. И если в организации нет работающего способа, позволяющего сотрудникам сообщать о противоречиях, возникающих между реальными действиями и декларируемыми ценностями, то эти противоречия могут стать причиной репутационного риска для всей компании.

Переход на ESG – трудо- и времязатратный процесс, который может занять ни один месяц и даже год с учетом необходимости разработки стратегии и внедрения ее на всех уровнях компании. Сейчас самое главное не сбавлять обороты и продолжать делать шаги в сторону ESG-перестройки.

Вовлеченность крупных промышленных предприятий в аспекты устойчивого развития в будущем может способствовать построению самостоятельной конкурентоспособной инновационной экономики РФ на мировом уровне.

Наши партнёры

    

 

        

     

      

   

  

 

User login