Деловой, научно-технический журнал

Эдисону, возможно, было сложнее

 

 

Интервью с генеральным директором Центра диагностики, экспертизы и сертификации Евгением Ильясовичем Амирхановым.

Беседовал Сергей Кривошта

Евгений Ильясович, что происходит в нашей стране с инновациями? Они есть, но мы их не видим?

Первая волна инноваций, можно сказать, была напрямую связана исключительно с теми разработками, которые существовали в СССР. Это касается и военной техники, и энергетики, да почти всех отраслей промышленности. Даже компьютерные технологии в большинстве своем первоначально были реализованы в военной сфере, а потом перенесены в «мирную» жизнь. 

Второй этап инновационного процесса представляет собой более осмысленный шаг — был создан определенный сборник инноваций, в народе «темник». В рамках этого сборника предполагалось страждущим искать нужные им инновации. Я так иронизирую над этим, потому что такой выбор носит довольно случайный характер. Непонятно, каким образом в этот самый сборник попадают темы, как происходит выбор тем и прочее.

Сегодня мы наблюдаем некий — условно назовем его третий — этап подхода к инновациям. Это создание государственных структур по определенным отраслям.
Примерно такой же процесс по поиску и внедрению инноваций происходит сегодня и в «Газпроме». Есть программа «Газпрома» — «Перечень научно-технических проблем ОАО «Газпром» до 2012 года», в ней декларативно обозначены направления, в которых должен идти поиск инноваций.

 

А можно было назвать экономику СССР инновационной?

 

— В моем понимании обе модели — и капитализм, и социализм, они тупиковые. Если совсем коротко и просто, то капиталистический способ развития целиком и полностью построен на конкуренции. Средства производства находятся в частных руках. Все и вся регулируется рынком. Несостоятельность капитализма легко проследить по рынку автопрома. Сегодня выясняется, что около 2/3 всех легковых автомобилей на рынке лишние. До сегодняшнего дня было выгодно использовать автомашину порядка 2-3 лет, потом доплатить 20% и получить модель из новой линейки. Такой капиталистический подход ведет к постоянному чрезмерному потреблению ресурсов. Получаем потребление ради потребления. Но ресурсы не вечны. Железо, газ, нефть — все когда-нибудь закончится. Это тупик. Мировой финансовый кризис сегодня это демонстрирует. В этом смысле я полностью соглашаюсь с речью митрополита Кирилла, ныне патриарха, которую он произнес в храме Христа Спасителя в Рождество: «Кризис — это суд над алчностью, потерей контроля над своим потреблением, стремлением обогатиться как можно больше».

Социалистический способ производства пришел в тупик еще раньше. Ведь модель, когда вы пытаетесь подсчитать, какое количество чайников необходимо населению в этом году, тоже выглядит довольно ущербной и нежизнеспособной.
Поэтому считаю, что я ответил на ваш вопрос относительно инновационной экономики СССР (улыбается).

 

Какова основная причина слабого внедрения инновационных и энергосберегающих технологий?

 

   У потенциального потребителя инновационных технологий сегодня есть очевидное желание ничего не менять. Оставить все как есть. Отсутствуют практически любые стимулы к проявлению подобных стремлений. Есть другие аргументы, иные проблемы, которые на сегодняшний день более значимы, чем инновации или энергосбережение. Любое изменение, любая инновация требует времени и финансовых вложений — одним словом, это лишние хлопоты для отечественных предприятий. Во времена Эдисона непросто было с инвестициями, что же вы хотите от нашей страны в сегодняшних условиях...

Что касается энергосбережения, то и на Западе внедрение энергосберегающих технологий происходило и происходит не так просто, как кажется внешне. Помимо того что энергосбережение требует серьезных финансовых вложений, необходимы определенные системные решения и со стороны государственных структур. Надо признать, что на уровне Европарламента и соответствующих профильных комитетов решения об энергосбережении и повышении энергоэффективности принимаются мучительно и с трудом. Идет борьба буквально за доли процента увеличения применения возобновляемых источников энергии. Даже для организованной рыночной среды, какой является Европа, внедрение этих технологий — проблема. Ведь условная цена, скажем, 1 кВт, произведенного с помощью возобновляемых источников энергии, в 1,5-3 раза выше, нежели при помощи традиционных энергоносителей.

Если говорить об удручающей энергорасточительности нашей экономики, то надо структурировать проблему. Есть частный индивидуальный сектор — мы с вами как граждане страны, есть частные предприятия, есть государственный сектор. Посмотрите на светильники у меня в кабинете, какие лампочки стоят? Правильно — энергосберегающие. Я на своем уровне, несмотря на дороговизну этих лампочек, сделал выбор в пользу энергосбережения. Почему у меня в подъезде весь день и всю ночь горит лампочка накаливания? Почему практически везде мы наблюдаем подобную картину?
Ответ до банальности прост — не только в промышленности, но даже на уровне нашего частного потребления не формируется эта потребность. Это системная проблема. Если вернуться к советским плановым временам, то подобная проблема теоретически должна была решиться при помощи спущенной сверху директивы. Все было просто. Просто, но в большинстве случаев неэффективно. В условиях рыночной экономики, боюсь, этот метод вообще нелогичен.

Если же мы возьмем ТЭК, то обнаружим, что и там на сегодняшний день отсутствует потребность и возможность внедрения сберегающих технологий. Все новые проекты по введению новых генерирующих мощностей, так же как и проекты по энергосбережению, были рассчитаны исходя из увеличения потребления энергии и увеличения ее стоимости. В нынешних условиях, благодаря мировому экономическому кризису, спаду промышленного производства, стоит ожидать заморозки всех этих зано именно с нефтью и транспортом. проектов. То есть получаем интересную дилемму — надо каким-то образом провоцировать рост потребления электроэнергии, а с другой стороны, бороться за сокращение потребления путем энергосбережения. Только рост потребления, так или иначе, способен обеспечить воспроизводство. Новое генерирование обеспечивалось лишь благодаря вводу новых мощностей — постройке новых станций, закупке новых турбин и пр. Об энергосбережении никто не думал. Энергосбережение должно не просто декларироваться с высоких трибун. Энергосбережение должно закладываться в человека с детства, с самых ранних лет. Цивилизованное отношение к своим ресурсам из ниоткуда не возьмется.

 

Может быть, сдвинуться с мертвой инновационной точки позволит масштабное создание технопарков?

 

 Технопарк — структура, которая не работает в вакууме. Она может эффективно существовать только в определенной среде. Именно от среды зависит форма и организация технопарка. Она его формирует. Технопарк может быть региональным. Региональный технопарк не может существовать без помощи власти этого региона.

Яркий пример подобной организации технопарка — Казанский технопарк. Экономика Татарстана в основном ориентирована на две вещи: добычу и переработку нефти и создание транспортных средств. Поэтому правительство региона кровно заинтересовано в технопарке, который бы генерировал и поставлял инновации в эти две отрасли. Это совершенно логично, ведь благополучие этого региона напрямую связано именно с нефтью и транспортом. Такая связь позволяет под гарантии правительства привлекать соответ ствующее финансирование проектов технопарка. Стабильное финансиро
вание позволяет осуществлять разработку новых технологий и продуктов, производить подготовку необходимых специалистов. Такой технопарк с точки зрения размещения и поставленных задач — региональный, а с идеологической позици — научно-образоваобразовательный. Именно такая модель технопарка является в России наиболее распространенной.

Если говорить о решении задач в рамках целостной отдельной отрасли, то возникает вопрос о необходимости отраслевого технопарка.

Отраслевой технопарк — это «вещь в себе», поскольку в каждой конкретной отрасли существует хотя бы один свой профильный научный институт. В силу этого отраслевой технопарк, в принципе, имеет право на существование, если сами участники отрасли видят его необходимость, если есть ряд задач, которые не попадают в сферу интересов действующих институтов.

Очень многое еще зависит от того, кто стоит у руля больших компаний и компаний-монополистов. Именно они могут выступать инициаторами создания технопарков, поскольку успех их бизнеса напрямую зависит от внедрения инноваций. Там, где руководитель — эксперт в своей отрасли, вы наверняка обнаружите, что с инновациями и научными центрами все более-менее благополучно.

Почему сегодня нефтяники впереди прочих отраслей по внедрению инноваций? В том числе и потому, что г-н Алекперов был заместителем министра нефтяной промышленности. Это человек, который досконально знает потребности отрасли. Посмотрите, ВНИПИнефть есть почти в каждом регионе, где добывается нефть. Бывают и другие примеры, когда потребность в инновациях возникает совсем не скоро, или не возникает вовсе.

 

Существуют ли национальные особенности создания технопарков?

 

 Европейские технопарки, как правило, строятся на основных двух вещах: технологической или научно-образовательной составляющей. Яркие примеры технологических технопарков вы с легкостью обнаружите в Финляндии. При поддержке региональных властей создается структура, которая объединяет в себе и производственные и обслуживающие мощности. Такая постройка не выглядит сложной: отводится территория, строится здание, создаются в этом здании определенные условия для производства изделий микроэлектроники (вентиляция, кондиционирование, логистика и пр.); поселить работников такого технопарка в одно место, дать им денег — и технологический технопарк по-фински готов. Есть в Финляндии технопарки, связанные с микроэлектроникой, гидравликой и другими отраслями. Таким образом, роль региональной власти Финляндии сводится к пропаганде технопарка и чисто ресурсной помощи на старте проектов.

Для Германии характерен другой вид технопарков — научно-образовательный. В Германии сложилась уникальная экспериментальная научная база в университетах. Там велика роль региональных правительств, научные учреждения обладают по-настоящему серьезными бюджетами. Сеть немецких университетов фактически закрывает потребность всей страны в инновациях. Лично я не знаю в Германии каких-либо иных структур, которые занимаются инновациями. Здесь же надо отметить, что если в Финляндии конкуренция не столь велика, потому что власть сама определяет, что ей необходимо и какое количество технопарков нужно, то в Германии обязательно присутствует состязательность. Такая конкурентная среда плюс возможности научных учреждений, в первую очередь я имею в виду университеты, позволяют в короткие сроки получать новые инновационные продукты.

В США ставка делается в основном на большие научные центры. Можно сказать, что там университет является главным разработчиком большинства инноваций. Министерство национальной обороны, огромные корпорации, подобные Boeing, являются заказчиками инноваций в крупных американских университетах. Там нет отраслевых технопарков, в принципе, сама надобность в них отсутствует, поскольку инновационный процесс поддерживается общим высоким уровнем научных центров.

 

Какой путь ближе нашей стране?

 

 Думаю, региональный. Он сегодня более реален просто потому, что востребован. Если власть региона понимает такую необходимость для своих предприятий, то она вполне сможет быть инициатором создания технопарка. Ведь отдельным предприятиям сегодня эту задачу выполнить невозможно.

Если же говорить о том, какой технопарк эффективнее, то, по моему скромному мнению, которое не пользуется особой популярностью, это технопарк, построенный на кооперации. Кооперационный технопарк (понятие, введенное ЕИ. Амирхановым исключительно для пояснения своей точки зрения, полного раскрытия своей позиции относительно технопарков, которое может идти вразрез с общепринятой терминологией) сегодня, когда у нас нет сильного научного центра, отсутствует современная экспериментальная база, выглядит наиболее оптимальным. Экспериментальной базы нет, и ее не создать сейчас мгновенно. Кадровую проблему тоже никто не отменял.

Отток умных людей пусть сейчас не так афишируется, но по-прежнему довольно велик. Они уезжают в ту же Германию и Финляндию. И в силу этих причин кооперация с немецкими институтами очень важна. Кооперационный технопарк должен базироваться на следующих основных принципах: это определенный набор направлений, которые нужны (по сути, почти тот же «темник»), это и финансирование инноваций непосредственными заказчиками, и прозрачная схема, которая показывает, каким образом будет реализован путь конкретной инновации — от зарождения до воплощения в жизнь. В Европе есть среда, у нас ее нет, инновации нужны сегодня, пока мы будем прилагать усилия по генерации этой среды, уйдут годы и десятилетия, именно поэтому кооперационный технопарк, который использует западные возможности (не только западные) на благо отечественной промышленности, пока наиболее оптимален. Это совершенно не значит, что зарождением той среды, в которой возможно эффективное существование технопарка в классическом его понимании, не нужно заниматься.

Приведу еще один значимый аргумент в пользу кооперационного технопарка — это стоимость разработки. Опять же, в сегодняшних реалиях можно патриотично пытаться решить проблему какой-то разработки исключительно усилиями собственной науки, собственных кадров, собственных экспериментальных лабораторий и т.д., но это стремление приведет к серьезному удорожанию конечного результата и, что еще более важно, к существенным временным потерям. В итоге вы получите абсолютно неконкурентоспособную цену в сравнении с мировой ценой, плюс упущенное время.

Кооперационный технопарк позволяет найти в мире именно то научное учреждение, даже ту научную лабораторию, которая сделает необходимые для воплощения инновации работы быстрее и оптимальнее всего. Кооперационный технопарк в определенной степени даже можно назвать виртуальным, поскольку ему не нужно больших помещений, не требуется огромного штата. Необходима экспертная высокопрофессиональная группа, которая в состоянии найти необходимую инновацию, осуществить ее размещение, в нужный момент скорректировать какие-то действия и проконтролировать результат. То есть кооперационный парк необходим, если вы действительно стремитесь получить необходимый результат с точки зрения инноваций, а не просто хотите постройкой огромной инфраструктуры технопарка учесть в первую очередь интересы строительных компаний (улыбается).

 

Наши партнёры

        

 

     

          

      

 

      

 

      

     

User login