Деловой, научно-технический журнал

Забытый Юбилей

И человек создал себе машину

 

Виктор Леонов

 

 

 

ВИКТОР ЛЕОНОВ, к.т.н., главный редактор журнала "Современное машиностроение"

 

 

 

Год 2014 ознаменовался славным Юбилеем, который остался незамеченным, как широкой общественностью, так и не менее широким кругом официальных лиц. Мы посчитали, что просто необходимо хотя бы частично исправить эту несправедливость. Речь о том, что 250 лет назад, в 1764 году в Англии появилась первая машина, которая навсегда изменила мир.

Предназначена она была для изготовления тканей, хотя целевое назначение здесь не так уж и важно: просто в то время самым ходовым товаром первой необходимости была одежда. Гораздо важнее другое обстоятельство – один человек при помощи одной машины смогли заменить примерно двадцать ткачей-ремесленников, заодно нивелируя уровень их квалификации. В считанные месяцы началось бурное усовершенствование, специализация и распространение машин. Разумеется это не могло не вызвать  социальный протест в многочисленном сообществе мастеров ручного труда: ну действительно, человек потратил годы на освоение ремесла, а выясняется, что впустую. И только потому, что какие-то бездушные механизмы позволили делать эту же работу и качественней, и во много раз быстрей, и, главное, дешевле. Возникло движение луддитов, которые, не вдаваясь особенно в вопросы неотвратимости прогресса стали без затей уничтожать всю подвернувшуюся под руку технику в безнадежной попытке вернуть былое.

За всей этой суетой так и не пришло осознание того, что начался новый этап, новая ступень в эволюции людей. Ни больше, ни меньше.  Все вместе взятые Терминаторы и Матрицы при всем уважении к фантазии голливудских сценаристов даже не вторичны. Изготовив ткацкий станок "Дженни", человек по имени Джеймс Харгривс вряд ли подозревал, что тем самым перешел черту, за которой люди перестали быть исключительно видом Homo Sapiens. Возник прочный симбиоз людей и машин, внятное определение которому я пока не нашел. Предлагаю условно назвать нас так - Homo sapiens apparatus - подвид Homo sapiens, жизнедеятельность и качество которого определяется качеством и функциональностью доступных ему машин.

 

Косвенно непреодолимую взаимозависимость людей и машин впервые подтвердил парламент Англии, который еще в начале XIXвека принял закон, предусматривающий за умышленное уничтожение ("убийство"!) машин смертную казнь через повешение. Английское законодательство вообще известно своим рационализмом и неотвратимостью. Уже в 1813 году за эти  преступления были казнены 17 человек, после чего активность последователей полумифического "генерала Лудда" резко пошла на спад.

Но не будем о грустном. Любой юбилей – прежде всего хороший повод для того, чтобы оглянуться назад и задуматься о будущем. Как же изменилась жизнь людей за эти два с половиной века новой реальности?

Ну, во-первых, возникла новая сфера деятельности человека – машиностроение, которая вызвала быстро растущую потребность в металле, резине и прочих материалах, для изготовления которых в свою очередь потребовались минеральные ресурсы и развитая транспортная инфраструктура. То есть возникло полноценное промышленное производство со всеми вытекающими социальными проблемами.

Во-вторых, выяснилось, что необходимым условием работы машин, как и животных (которых, кстати, машины почти полностью вытеснили из процесса созидательного труда) является питание различными энергоносителями. К счастью, пищевые цепочки живых организмов и машин практически не совпадают, хотя пересечения их случаются. Таким образом, ресурсосбережение и особенно энергоэффективность стали приобретать все возрастающее значение для снижения конечной себестоимости продукции.

В-третьих, машины стали довольно быстро умнеть, чему немало способствовало появление множества прикладных наук, основную задачу которых в очень упрощенном виде можно определить следующим образом: адаптация  открытий и изобретений, сделанных в процессе фундаментальных исследований к потребностям людей, то есть создание некой методологической основы для разработки различных технологий и конструкций. Но появление множества молодых прикладных наук имело и ряд негативных последствий. Объективно возникшая узкая специализация научных работников, собственная специальная терминология, которой каждая такая наука поспешила обзавестись, привели к тому, что ряд новых открытий и изобретений могли совершаться уже не по одному разу, но с разными названиями и разными практическими приложениями. Поэтому не удивительно, что появление в 1948 году книги американского математика Норберта Винера "Кибернетика, или Управление и связь в животном и машине" мгновенно сделало ее научным бестселлером, и во многом именно эта небольшая по объему книга позволила ученым из разных областей знаний заговорить на одном языке. Как писал сам Винер, именно информационная разобщенность в научном мире подтолкнула его самого и его друга, мексиканского физиолога доктора Артуро Розенблюта к организации регулярных научных семинаров на актуальные в то время научные темы. К участию в них привлекались ученые из несвязанных на первый взгляд областей знаний: психиатры, механики, химики, математики, кардиологи, электронщики и пр. Результаты этих дискуссий не только привели к созданию кибернетики как мощной современной науки, но и стали толчком для целого ряда выдающихся изобретений, таких, например, как архитектура вычислительной машины фон Неймана, которая лежит в основе практически всех современных компьютеров и систем числового управления, то есть мозга современных машин.

Однако машины создают не ученые. Машины создают инженеры. А это совсем разные профессии. Так же, как великий композитор далеко не всегда является выдающимся исполнителем своих произведений, так и ученый далеко не всегда способен на основе результатов своих исследований разработать качественную производственную технологию или создать конструкцию продукта, обладающего высокими потребительскими свойствами. В истории, особенно допромышленной,  известны личности, одаренные  всесторонне. Но поскольку гении рождаются до обидного редко, разделение труда представляется все же более продуктивным подходом.

Впрочем, технологичность продукции, то есть возможность ее массового производства с приемлемыми затратами еще не означает, что эта продукция будет широко востребована конечным потребителем. Возникла объективная необходимость в специалистах совершенно нового типа, которых принято называть инноваторами. Инженер, прежде чем разработать новую технологию или конструкцию устройства должен овладеть необходимыми знаниями, полученными учеными в результате научных исследований. Инноватор, в свою очередь, не только обязан разобраться в сути предлагаемого инженерного решения, но и просчитать его экономический эффект, максимально учесть все возможные рыночные риски, произвести предварительную оценку изделия, как товара, имеющего потребительский спрос. А зачастую и создать потребность в нем.  Поэтому поводу выдающийся инноватор Стив Джобс говорил: "Чаще всего люди не понимают, что им на самом деле нужно, пока сам им этого не покажешь". По сути инноватор - это бизнесмен особого типа, который вовлекая в хозяйственный оборот новые изделия и технологии, получает сверхприбыль за свой талант, риск, дальновидность и разносторонность знаний. Глубина знаний законов мироздания здесь уже вторична.

Поклонники Джобса приписывают ему еще и такой афоризм: "Инновация отличает лидера от догоняющего". Правда, злые языки обвиняют его в плагиате, дескать, украл Джобс мысль у австрийского классика экономики Йозефа Шумпеттера. Очевидный оговор завистников и злопыхателей! Я почему-то думаю, что Стив Джобс о Йозефе Шумпеттере вообще не слышал. Да и некогда ему было Шумпеттера читать. А то, что эта мысль намного позже самостоятельно пришла ему в голову, только подчеркивает истинность, и даже очевидность высказывания.

Задачи государственного управления с точки зрения обеспечения экономического лидерства страны на первый взгляд выглядят довольно просто. Необходимо обеспечить первоочередное материальное обеспечение научных работ, как фундаментальных, так и прикладных; обеспечить высококлассную подготовку инженеров и техников различных профилей; создать систему преференций, или хотя бы снять искусственные барьеры для появления инноваторов, которых у нас как не было, так и нет. (Давайте сразу договоримся – Лаврентий Берия и Анатолий Чубайс не в счет.) И принять для себя, наконец, очевидную истину: инновации в неволе не размножаются. Некоторым видам диких животных это тоже свойственно. Для сумчатого волка, например, построили в Англии суперкомфортабельные зоопарки, а они, неблагодарные, все равно вымерли. Можно,  конечно, было выпустить их в природную среду привычного для них обитания, где они размножаются охотно и быстро, но хлопот потом с ними…

Все это выглядит просто только на первый взгляд. А если вглядеться в нашу отечественную действительность вдумчиво и не торопясь, то ситуация вырисовывается если не совсем безнадежная, то все же довольно мрачная.

Начнем от обратного. Для перехода качества жизни одного человека или сообщества людей на новый, более высокий уровень необходимо как минимум стремление к этому. Большая часть  наших соотечественников по официальным данным проживают в домах "с удобствами во дворе" (надо бы уточнить у знакомых статистиков и социологов точную цифру, если, конечно, это не является государственной тайной), ну и пользуются соответствующим энергетическим обеспечением. А если судить по результатам социологических опросов и результатам выборов в органы власти всех ветвей и уровней, то ситуация эта их либо полностью устраивает, либо оставляет равнодушными, что значительно важнее. Некоторые призывают не верить этим цифрам и называют их полной фальсификацией. Это потому, что верить в эти цифры страшно. Но приходится. Есть математические, а скорее даже кибернетические методы, позволяющие с большой или меньшей долей вероятности подтвердить легитимность и результатов опросов, и результатов выборов. От одного знакомого я даже слышал байку о том, что после одного из социологических исследований в средней полосе России, подсчитав итоговые цифры, вся исследовательская группа впала в депрессивный запой и едва не лишилась лицензии. Впрочем, за достоверность не ручаюсь. Правда состоит  в том, что лозунг "лишь бы не было войны на моем дворе" является определяющим в жизни большинства наших людей. И в этом объективно нет их вины. И уж тем более нет повода считать большую часть населения России  умственно неполноценной. Все обстоит строго наоборот. Просто человек, если он живет со своими соплеменниками в пещере каменного века, то он считает это нормальным. Если человек проживает в российской глубинке XXI века, то он тоже окружающий мир считает нормой жизни и не может считать иначе, потому что живет в окружении людей, которых любит и уважает - семья, родственники, друзья.  Одним словом – скрепы. Есть, правда, телевизор. Но по нему, какой доступный канал не включишь, такие ужасы показывают (кроме Президента, конечно), что мы уж лучше здесь как-нибудь. Новое качество жизни, говорите? Да тьфу на него! Хотя нет, осталась одна лазейка взглянуть на мир и мнение, отличное от других услышать. Интернет называется. Но мы-то на выборах не зря старались. Избранники наши не жалея сил трудятся, чтобы от этой заразы нас оградить. А то, что образования не хватает – не беда, Китай обещал помочь. С сожалением должен вас разочаровать, наши дорогие (в прямом смысле) чиновники и депутаты. Уже не поможет и Китай. И даже КНДР.

Все вышесказанное, если кто успел забыть, к вопросу о потребностях людей, которые (потребности, конечно) являются главной основой появления инноваций.

А теперь посмотрим на более высокий уровень внедрения новаций – туда, где какие-то решения уже кем-то теоретически могут приниматься. Пусть и на местном уровне.

Давайте представим себе такой сюжет. К директору промышленного предприятия, возможно даже градообразующего, приходят этакие новаторы-изобретатели и говорят:

 - Наша лаборатория (отдел, институт, КБ и т.д.) сделала изобретение, которое позволит значительно увеличить жизненный цикл вашей продукции, многократно повысит ее потребительские качества и уменьшит энергопотребление. А для этого к вашему производственному процессу нужно добавить всего одну несложную и недорогую технологическую операцию. В доказательство предъявляются патенты на изобретение, акты испытаний и прочая документация. Ситуация далекая от фантастики и вполне даже жизненная.

Представили? А теперь давайте представим ответную реакцию руководителя предприятия, человека умного, образованного, профессионального во всех смыслах, но живущего в нашей современной действительности в условиях наших не писаных законов. Он прекрасно понимает,  что наш потребительский рынок забит дешевым импортом, что рынок B2B только на словах действительно является рынком покупателя, то есть рынком, где все определяет здоровая конкуренция, а на деле любой передел на этом рынке чреват. Но даже, если мы сделаем вид, что у нас под корень изведены криминал, кумовство, коррупция, "крышевание", а также прочий антирыночный и преступный негатив, то и в этом случае наш виртуальный прогрессивный директор без труда в уме быстро просчитает последствия от внедрения предложенной новации, то есть, другими словами, если сделает ее полноценной инновацией. Поскольку его изделия перестанут ломаться, то общая потребность в них уменьшится, и будет уменьшаться дальше в процессе насыщения рынка. Что дальше? Сокращать производство, сотрудников? А у сотрудников семьи, да и идти им не куда. Поэтому директор постепенно начинает сдавать пустующие цеха и отделы в аренду торговым организациям, а его сотрудникам, чтобы прокормить семьи, прямой путь на рынок торговать привозными бананами. Есть еще вариант: распространить  уже проверенную инновацию на другие изделия и выпускать конкурентоспособную продукцию, отбирая тем самым часть потребителей у конкурентов. Но это вам не сумчатых волков разводить, здесь хлопот куда больше будет. Это ведь мы только предположили, что все негативные явления у нас изжиты полностью и окончательно. Или нет, не так. Перефразируя Венечку Ерофеева, изжиты они окончательно, но не полностью. Так что ответ директора инженерам-новаторам спрогнозировать не составит большого труда. Как и дальнейший путь изобретателей.

Что касается отечественной науки, то здесь достаточно процитировать лауреата Нобелевской премии по физике Жореса Алферова: «Реформа РАН нанесла огромный ущерб нашей науке». К этому можно добавить только то, что под видом слияний, вызывающих недоумение у любого мало-мальски образованного человека, происходит уничтожение инженерных ВУЗов и НИИ, составлявших гордость российской отраслевой науки и высшей школы.

По телевизору наши очень авторитетные сограждане с очень серьезным выражением лица очень убедительно доказывают нам, что во всем виноваты американцы, испытывающие к России многовековую патологическую ненависть. Мы, конечно, верим им, ведь они изучают вопрос практически с детских лет на вражеской территории и в окружении врага. Вот только если это так, ужас охватывает от одной мысли, на какой же уровень власти распространяется их вражеское  влияние!

 

 - Ну и к чему вся эта банальщина? - спросит мой пытливый читатель, дочитав до этой строки. А надо сказать, что мои читатели хоть и не очень многочисленны, но очень пытливы. Примерно такой вопрос я и ожидал, а потому готов к нему.

К написанию этой статьи меня подтолкнули некоторые недавние события, вызвавшие у меня состояние…, назовем его мягко – удивление.

Из сообщения на сайте Министерства промышленности и торговли РФ я узнал, что для «инновационного развития российской промышленности» (цитата) Минпромторг создает консультационный совет, который поможет ведомству разрабатывать и применять «новые механизмы» государственной политики в этом отношении. По замыслу министра Дениса Мантурова  совет будет состоять из министров последнего правительства СССР, известного как правительство Горбачева - Силаева. Тех, которые еще живы, конечно. Эта восхитительная идея настолько возбудила мое любопытство, что я решил поинтересоваться, а сколько ныне действующих министров и руководителей крупных государственных технических корпораций имеют хоть какое-нибудь инженерное образование и хотя бы небольшой практический опыт работы в промышленности. Не нашел! Неужели уже никого не осталось?

И еще одно. Все наши многочисленные платформы, концепции, стратегии, как федеральные, так и местные рассчитаны как минимум до 2030 года. Где-то встречал даже до 2050 (надо уточнить). И это правильно, а с учетом "блестящих" результатов исполнения Национальных целевых программ даже мудро. Подробно комментировать этот факт я не буду, а лучше приведу афоризм замечательного Фазиля Искандера, лауреата Государственной премии сего года: "Народ не может и не должен жить дальней целью, ибо дальняя цель всегда служит оправданием ближайшему мошенничеству". Вот я и хочу узнать, наш президент читает хотя бы тех, кого награждает в Кремле?!

Ну, а если вдруг он все же решит на досуге почитать, предлагаю еще цитату из Искандера: "Психологический признак кризиса государственности - это когда средний гражданин страны чувствует себя умней правительства".

 

В общем, с Юбилеем вас, дорогие друзья!

 

Custom Search

     

 

      

      

    

 

     

 

      Конференция по искусственному интеллекту

      

       

Вход на сайт